0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Банк русский стандарт близок к банкротству

«Русский Стандарт»: борьба за выживание

Банк «Русский Стандарт», одного из лидеров на рынке потребительского кредитования России, в последнее время преследуют неприятности. Годовой отчет за 2018-й оказался не столь удачным, как кредитная организация хочет показать, держатели долга намерены забрать залог в виде пакета акций банка. Кроме того, в середине июня учреждению еще и выписали штраф на 26 млн рублей за попытку (неудачную) дать взятку судебному приставу.

В середине 2010-х годов «Русский Стандарт», в свое время раскрутившийся на розничных кредитах, начал испытывать серьезные сложности. Рынок потребительских кредитов на фоне экономического кризиса в стране сильно просел и банк начал терять деньги в колоссальных масштабах. Так, в 2014 году чистый убыток по международной системе финансовой отчетности (МСФО) составил около 16 млрд рублей, в 2015-м — 14 млрд, а в 2016-м — 3,2 млрд рублей. Постоянная глубокая убыточность не могла не поставить кредитную организацию в тяжелое финансовое положение.

Отчет по МСФО за 2018 год, казалось бы, должен был внушить некоторый оптимизм. Действительно, чистая прибыль по итогам года составила 8,5 млрд рублей. В целом активность банка выросла, о чем свидетельствует увеличение кредитного портфеля с 89 до 102 млрд рублей. В официальном заявлении руководства кредитной организации подчеркивается достижение «яркого успеха» за счет роста качества кредитования.

При более внимательном взгляде на отчетность становится понятно, что относительно высокой прибылью за прошлый год банк обязан почти исключительно изменению резервов под возможные убытки. По итогам 2017 года они составляли 10 млрд рублей, а к концу 2018-го опустились до 600 млн, как отметил директор по методологии рейтингового агентства НКР Станислав Волков в интервью Forbes. При этом другие показатели намекают, что особых оснований для такого решения не было. Так, портфель кредитных карт сократился, а объем высокорисковых кредитов наличными, напротив, вырос с 5 до 25 млрд рублей. Параллельно зафиксирован рост процентных расходов, а денежный поток упал на 16 млрд рублей. Всё это говорит о том, что прошедший год для банка был не столь блестящим, как это может показаться из показателей прибыли.

Еще одна причина для тревоги — рост вложений банка в бизнесы, аффилированные с основным акционером кредитной организации Рустамом Тарико. Речь идет о производителе водки «Русский Стандарт» RoustCorporation(24.3%), а также винодельческой компании Gancia и кредитном бюро «Русский стандарт». Общие вложения банка в эти компании выросли до 19 млрд рублей (на 5 млрд рублей больше, чем двумя годами ранее). При этом ставка по кредитам для этих организаций составляет 14%, так что сам банк оценивает займы для них как довольно рискованные.

В целом объем кредитов юридическим лицам, среди которых значительную долю составляют связанные стороны, поднялся с 28 до 30 млрд рублей. Учитывая скандалы в банковском секторе в последние годы, когда множество банков лишились лицензии из-за вложений и кредитов в бизнесы своих акционеров, рост этой доли также представляет собой существенные риски для кредитной организации.

Между тем 49% акций банка по-прежнему находятся в подвешенном состоянии. Несколько лет назад они выступили в качестве обеспечения по облигациям, выпущенным компанией Russian Standard Ltd, которая принадлежит Тарико. Бумаги были, в свою очередь, эмитированы для реструктуризации евробондов «Русского Стандарта» (сам банк отрицает наличие связи с этой компанией на данный момент). В октябре 2017 года компания объявила дефолт по этим бумагам на общую сумму в $545 млн. Таким образом, облигации оказались в руках кредиторов.

В 2018 году Russian Standard предложила выкупить облигации по стоимости в 25% от номинала, убеждая кредиторов, что это окажется для них выгоднее (стоимость бумаг даже с таким дисконтом всё же выше, чем стоимость пакета акций «Русского Стандарта»). Схему, однако, реализовать не удалось: держатели не посчитали аргументы представителей Тарико достаточно убедительными. Что вполне объяснимо, учитывая, что рыночная цена облигаций лишь ненамного ниже той, что предлагала компания Тарико.

Кредиторы настроены взыскать задолженность в полном объеме и даже обратились за помощью к председателю Банка России Эльвире Набиуллиной. Для них изъятие акций не является самоцелью, но они готовы пойти на этот шаг как крайнюю меру.

В начале июня ситуация вновь изменилась: как отмечают «Ведомости», держатели бондов наняли для представления своих интересов компанию А1, являющуюся инвестиционным подразделением «Альфа-групп». Хотя облигации выпущены в соответствии с английским правом, находящиеся в залоге акции регулируются по нормам российского права. Таким образом, кредиторы пригласили для отстаивания своих интересов структуру-«тяжеловеса», которая имеет немалый опыт взыскивания долгов за рубежом и поиска активов и умеет действовать как в отечественном, так и в иностранном правовом поле.

Если переговоры сорвутся и дело будет доведено до суда, «Русскому Стандарту» грозят новые неприятности. Собственно, уже сейчас банк существенно ограничен в возможностях выходить на открытый рынок заимствований. Это означает, что перспективы рефинансирования в условиях реально слабых финансовых показателей являются туманными. Кроме того, речь при определенных обстоятельствах может пойти и о банкротстве. Наконец, в случае перехода 49% банка кредиторам Russian Standard процесс принятия решений в кредитной организации может быть существенно осложнен.

Как будто бы всего происходящего было мало, в июне банк столкнулся еще с одной проблемой. Прокуратура Сочи сообщила, что юрисконсульт «Русского Стандарта» предложил взятку судебному приставу, который занимался взысканием долгов с заемщиков банка. Сумма вознаграждения должна была составить 2,6 млн рублей. Чиновник, однако, отказался и сообщил в компетентные органы. В результате прокуратура решила присудить банку штраф в размере 26 млн рублей — в 10 раз больше предполагаемой величины взятки.

Ореол скандалов и неурядиц вокруг бывшего «чемпиона» российского потребительского кредитования продолжает расти. О возвращении позиций, которые банк держал в 2000-е – начале 2010-х годов, речь уже не идет — по сути, ведется борьба за выживание, предсказать исход которой не возьмется никто.

Читать еще:  Возможности сбербанк онлайн

БАНКРОТИМ ФИЗЛИЦ

Как банк Русский Стандарт потерял 620 тыс руб из-за жадности

Очередное интервью банкрота

22 мая Сергей Дмитриевич из Москвы законно избавился от долгов через процедуру банкротства. У него был всего один кредитор – банк Русский Стандарт. Как рассказал должник, банк потерял свои деньги из-за жадности и нежелания идти на компромисс.

Сергей Дмитриевич, добрый день! Поздравляем Вас со списанием долгов! Давайте начнём по порядку. Расскажите, как Вы оказались в ситуации, что не могли платить по кредиту.

Спасибо! Если с самого начала, то у меня было 3 кредита: потребительский и 2 кредитные карты. Один из моих кредиторов был банк Русский Стандарт. Он постоянно присылал предложения на рефинансирование: предлагал объединить все кредиты в один и платить только им. В один момент я согласился, так как получалось выгоднее за счёт меньшей процентной ставки. Это было 18 декабря 2015 года.

И вплоть до апреля 2016 я в полном объеме исполнял обязательства, пока временно не потерял трудоспособность. Это произошло после операции. Подробности я бы не хотел рассказывать.

Пытались ли Вы сами решить проблему? Найти какие-то договорённости с банком?

Пытался. Три раза я обращался в отделения банка и просил дать отсрочку платежей или провести реструктуризацию. Но каждый раз они мне отказывали.

Самое интересное, если б Русский Стандарт пошёл навстречу, я бы всё выплатил. Потеря моей нетрудоспособности временная. Да, я вряд ли найду уже работу с прежними доходами. Но сейчас у меня уже есть заработок, и я бы закрыл все кредиты.

Так что, можно сказать, банк потерял деньги из-за своей жадности.

Как Вы решили подавать на банкротство? И почему решили обратиться именно к нам?

Очень просто. Когда в третий раз мне банк Русский Стандарт отказал, я стал искать альтернативные варианты. Вопрос надо было как-то решать.

Стал изучать материалы в интернете, даже закон о банкротстве прочитал. Понял, что ничего не понял. И решил обратиться за помощью на тот сайт, где как-раз и изучал банкротство. Оказалось, что Вы не просто публикуете материалы, а ещё и практикующие юристы. Так и стал с Вами работать.

Сергей Дмитриевич, расскажите теперь как прошла процедура банкротства. Сколько она длилась? Были какие-то сложности?

Сначала юристы подготовили мне список документов, которые надо собрать для банкротства. Надо сказать, список немаленький: около 30 справок, договоров, копий и выписок. Примерно за 2-3 недели я всё собрал.

А дальше я в общем-то ничего и не делал. Заявление составили юристы и вместе с собранными документами отправили в суд. Я даже туда не ходил. Составил доверенность и за меня всё делали мои законные представители.

По длительности: 8 сентября суд принял моё заявление, а 22 мая уже завершил процедуру и списал долги. Получается, 9 месяцев.

Сложностей никаких не было, так как после сбора документов мне ничего не пришлось делать.

Возникали ли по ходу процедуры проблемы с коллекторами или службами взыскания банков?

Нет. Звонки прекратились почти сразу же. Сначала юристы поставили переадресацию на себя. То есть, сами общались с банком. А как суд принял заявление, банк и вовсе потерял интерес. С банкрота он уже ничего взыскивать не может.

Какие ожидания у Вас были, когда только начинали процедуру банкротства?

Конечно я не был уверен, что спишут долги. Но что оставалось делать? Платить я не мог, а банк никак не шёл навстречу. Не обратись я тогда на «БанкротимФизЛиц», пошли бы повышенные проценты, неустойки и прочее. Долг бы постоянно рос так, что до конца жизни бы не рассчитался.

Процедура банкротства – не бесплатна. Как оцениваете соразмерность затрат на неё по сравнению с выгодой от списания долгов.

Я был должен порядка 620 тыс руб. В моём случае банкротство раз в 5 выгоднее. И это не считая ещё тех штрафов, которые накрутил бы банк за просрочку.

Когда узнали, что долг с Вас списывают, что подумали в тот момент?

Я до сих пор ещё не поверил. А если серьёзно, то подумал, что жадность и высокомерие должны быть наказуемы. Так и произошло.

Это Вы про банк Русский Стандарт?

Да. Ещё раз повторю, что несколько раз к ним обращался с просьбой пойти на уступки. Объяснял свою ситуацию, у меня были все справки на руках. И я не отказывался платить, я всё бы закрыл, если бы были приемлемые условия. Но Русский Стандарт повёл себя так, как привыкли вести банки. Надеюсь, вскоре они изменят свою политику и будут с пониманием относиться к людям.

Что можете посоветовать людям, которые попали в похожую ситуацию?

Не сдаваться. Пытайтесь глубже разобраться в проблеме, ищите другие выходы, изучайте закон. Если что-то непонятно, обращайтесь к юристам портала «БанкротимФизЛиц». Я советую то, что сделал сам. И мне это помогло.

Бумажный стандарт

Что получат кредиторы банка Рустама Тарико

Фото: Никита Инфантьев / «Коммерсантъ»

Финансовая отчетность банка «Русский стандарт» по МФСО, казалось бы, обнадеживает: прибыль кредитного учреждения выросла в 3,5 раза, чуть не дотянув до 8,5 миллиарда рублей, кредитный портфель увеличился на 15 процентов, на 13,1 миллиарда рублей. Но результаты выглядят оптимистично только на первый взгляд. Почему это именно так — в материале «Ленты.ру».

Бумажная прибыль

Чистая прибыль банка «Русский Стандарт» по итогам 2018 года по МСФО составила 8,5 миллиарда рублей, превысив аналогичный показатель за предыдущий год в 3,5 раза (по итогам 2017 года — 2,4 миллиарда). Еще в 2016 году был убыток в 2,7 миллиарда рублей. «Банк показал рекордный рост прибыли как по итогам года, так и во всех отчетных периодах прошлого года», — не без гордости отмечает председатель правления банка Александр Самохвалов в официальном заявлении кредитного учреждения. «Такой яркий успех стал возможен благодаря улучшению качества кредитного портфеля, взвешенному подходу к формированию доходности с учетом риска, а также модернизации продуктового ряда», — говорит он.

Читать еще:  Втб банк москвы заблокирована сумма

Но есть ли повод для оптимизма? По мнению директора по методологии рейтингового агентства НКР Станислава Волкова, высказанному им Forbes, прибыль банка увеличилась в основном за счет снижения резервов под кредитные убытки, которые сократились с 10 миллиарда рублей в 2017 году до 0,6 миллиарда.

С ним согласен управляющий директор «Иволга Капитал» Андрей Хохрин. По его словам, прибыль, которую показывает банк, выглядит как следствие бухгалтерского инжиниринга. «Мы видим ухудшение показателей операционной деятельности, рост процентных расходов и падение доходов, снижение денежного потока почти на 16 миллиардов рублей. Банк добился прироста кредитного портфеля с 89 до 102 миллиардов рублей», — отмечает эксперт. «Но основной фактор роста — необеспеченные кредиты наличными, которые за год увеличились в 5 раз — до 25 миллиардов рублей. Одновременно снизился объем кредитов, выданных по кредитным картам. Несмотря на эти изменения в размере и структуре кредитного портфеля, в банке не стали начислять новые резервы. Это бухгалтерское решение, по сути, и обеспечивает прирост чистой прибыли», — подытоживает он.

В «Русском Стандарте» прокомментировали заявление эксперта, отметив, что «резервы под кредитный портфель кредитов наличными выросли: на 31 декабря 2017 года они составляли 250 миллионов рублей, а на 31 декабря 2018 года — уже 1,175 миллиарда рублей».

Отдельным важным обстоятельством, на которое указывает в своем отчете аудитор банка, PricewaterhouseCoopers, является значительная концентрация операций со связанными сторонами. Банк владеет акциями крупнейшего производителя водки Roust Corporation (24,3 процента), итальянского винного дома Gancia (46,3 процента) и кредитного бюро «Русский стандарт» (50 процентов). Общий объем инвестиций банка в эти бизнесы Тарико по итогам прошлого года составил 19,3 миллиарда рублей.

Фото: Вячеслав Прокофьев / «Коммерсантъ»

«Настораживают масштабы кредитования связанных лиц. С объемом выданных займов в 18 миллиардов рублей это третье по значимости направление деятельности банка после выпуска кредитных карт и выдачи кредитов наличными», — говорит управляющий директор «Иволга Капитал» Андрей Хохрин. «Хотелось бы разобраться, насколько такие операции соответствуют интересам самого банка, а также его кредиторов», — задается вопросом эксперт.

«Бухгалтерские решения», о которых говорит Андрей Хохрин, могут не пригодиться менеджменту в управлении краткосрочными финансовыми рисками. У банка могут возникнуть проблемы с ликвидностью в конце 2020 года из-за отсутствия сбалансированности между сроками погашения долгосрочных активов и краткосрочных обязательств, ключевым из которых является субординированный кредит от Внешэкономбанка в размере 4,9 миллиарда рублей.

В свою очередь, в банке «Русский стандарт» заявили «Ленте.ру», что выплата этой суммы не является значительной для банка, особенно, с учетом того факта, что на балансе находятся не обремененные ликвидные ценные бумаги, учитываемые по амортизированной стоимости, на сумму более 25 миллиардов рублей, которые можно использовать, в том числе, и для поддержания ликвидности.

Убыточная водка

Отчетность банка «Русский стандарт» по МСФО — единственная возможность ознакомиться с результатами, которые за прошлый год достигла входящая в группу Roust Corp. Выяснилось, что алкогольный бизнес Рустама Тарико также, как и банковский, испытывает сложности. Холдинг продолжает оставаться вторым производителем водки в мире и первым в России, но не приносит прибыли. У компании высокая долговая нагрузка. При EBITDA в размере 6,5 миллиарда рублей обязательства достигли 94,7 миллиарда рублей. Убыток по итогам первого квартала 2020 года составил 737 миллиона рублей (источник – МСФО банка).

Фото: Виталий Белоусов / ТАСС

Roust Corp. появилась в 2013 году в результате предложенной Тарико реструктуризации Central European Distribution Corporation (CEDC). В ноябре 2016 года Roust Corp. договорилась с 90 процентов держателей двух выпусков еврооблигаций о докапитализации и реструктуризации своего долга, который превышал 1 миллиарда долларов на конец первого полугодия 2016 года.

Суд по банкротствам Южного округа Нью-Йорка в январе 2017 года утвердил сделку по реструктуризации долга Roust Corp. Держатели облигаций стали владельцами 35,96 процента акций Roust Corporation, которая в свою очередь получила основной алкогольный актив Рустама Тарико — водочный бренд «Русский стандарт». До сих пор он находился на балансе принадлежащей бизнесмену Roust Trading Ltd. Реструктуризация привела к снижению долга Roust Corporation на 462 миллионов долларов и привлекла дополнительные 55 миллионов долларов в ее акционерный капитал.

Ситуация изменилась к лучшему, но не кардинально. «Не очевидно, что Roust Corp. будет в состоянии выплатить дивиденды своим акционерам, в число которых помимо банка и Рустама Тарико входят также и бывшие держатели бондов, которые получили долю в капитале производителя водки в рамках очередной реструктуризации дефолтных облигаций», — отмечает Андрей Хохрин.

Жизнь в дефолте

Два года назад принадлежащая Рустаму Тарико бермудская компания Russian Standard Ltd. допустила дефолт по нотам на 545 миллионов долларов. В залоге по нотам находится 49 процентов банка «Русский стандарт», но их держатели, несмотря на прибыль банка, до сих пор не могут получить ни купонов, ни акций банка.

Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ»

Изначально эти бумаги были эмитированы банком «Русский стандарт», но впоследствии, после допущенного дефолта, Рустам Тарико их реструктурировал, выплатив кредиторам 18 процентов от номинала наличными, перенес все обязательства на бермудский офшор, который сразу же допустил дефолт по новым нотам. Теперь в «Русском стандарте» говорят, что банк не имеет никаких внешних обязательств перед инвесторами.

Есть ли выход из подобной ситуации? Рустам Тарико уже не раз доказывал, что умеет находить общий язык с кредиторами. В Roust Corp. такой шаг навстречу уже был сделан – держатели бондов вошли в капитал компании. Остается ожидать аналогичного шага в отношении банка «Русский стандарт».

«Русский Стандарт»: борьба за выживание

Банк «Русский Стандарт», одного из лидеров на рынке потребительского кредитования России, в последнее время преследуют неприятности. Годовой отчет за 2018-й оказался не столь удачным, как кредитная организация хочет показать, держатели долга намерены забрать залог в виде пакета акций банка. Кроме того, в середине июня учреждению еще и выписали штраф на 26 млн рублей за попытку (неудачную) дать взятку судебному приставу.

Читать еще:  Денежный мультипликатор как работает банковская система

В середине 2010-х годов «Русский Стандарт», в свое время раскрутившийся на розничных кредитах, начал испытывать серьезные сложности. Рынок потребительских кредитов на фоне экономического кризиса в стране сильно просел и банк начал терять деньги в колоссальных масштабах. Так, в 2014 году чистый убыток по международной системе финансовой отчетности (МСФО) составил около 16 млрд рублей, в 2015-м — 14 млрд, а в 2016-м — 3,2 млрд рублей. Постоянная глубокая убыточность не могла не поставить кредитную организацию в тяжелое финансовое положение.

Отчет по МСФО за 2018 год, казалось бы, должен был внушить некоторый оптимизм. Действительно, чистая прибыль по итогам года составила 8,5 млрд рублей. В целом активность банка выросла, о чем свидетельствует увеличение кредитного портфеля с 89 до 102 млрд рублей. В официальном заявлении руководства кредитной организации подчеркивается достижение «яркого успеха» за счет роста качества кредитования.

При более внимательном взгляде на отчетность становится понятно, что относительно высокой прибылью за прошлый год банк обязан почти исключительно изменению резервов под возможные убытки. По итогам 2017 года они составляли 10 млрд рублей, а к концу 2018-го опустились до 600 млн, как отметил директор по методологии рейтингового агентства НКР Станислав Волков в интервью Forbes. При этом другие показатели намекают, что особых оснований для такого решения не было. Так, портфель кредитных карт сократился, а объем высокорисковых кредитов наличными, напротив, вырос с 5 до 25 млрд рублей. Параллельно зафиксирован рост процентных расходов, а денежный поток упал на 16 млрд рублей. Всё это говорит о том, что прошедший год для банка был не столь блестящим, как это может показаться из показателей прибыли.

Еще одна причина для тревоги — рост вложений банка в бизнесы, аффилированные с основным акционером кредитной организации Рустамом Тарико. Речь идет о производителе водки «Русский Стандарт» RoustCorporation(24.3%), а также винодельческой компании Gancia и кредитном бюро «Русский стандарт». Общие вложения банка в эти компании выросли до 19 млрд рублей (на 5 млрд рублей больше, чем двумя годами ранее). При этом ставка по кредитам для этих организаций составляет 14%, так что сам банк оценивает займы для них как довольно рискованные.

В целом объем кредитов юридическим лицам, среди которых значительную долю составляют связанные стороны, поднялся с 28 до 30 млрд рублей. Учитывая скандалы в банковском секторе в последние годы, когда множество банков лишились лицензии из-за вложений и кредитов в бизнесы своих акционеров, рост этой доли также представляет собой существенные риски для кредитной организации.

Между тем 49% акций банка по-прежнему находятся в подвешенном состоянии. Несколько лет назад они выступили в качестве обеспечения по облигациям, выпущенным компанией Russian Standard Ltd, которая принадлежит Тарико. Бумаги были, в свою очередь, эмитированы для реструктуризации евробондов «Русского Стандарта» (сам банк отрицает наличие связи с этой компанией на данный момент). В октябре 2017 года компания объявила дефолт по этим бумагам на общую сумму в $545 млн. Таким образом, облигации оказались в руках кредиторов.

В 2018 году Russian Standard предложила выкупить облигации по стоимости в 25% от номинала, убеждая кредиторов, что это окажется для них выгоднее (стоимость бумаг даже с таким дисконтом всё же выше, чем стоимость пакета акций «Русского Стандарта»). Схему, однако, реализовать не удалось: держатели не посчитали аргументы представителей Тарико достаточно убедительными. Что вполне объяснимо, учитывая, что рыночная цена облигаций лишь ненамного ниже той, что предлагала компания Тарико.

Кредиторы настроены взыскать задолженность в полном объеме и даже обратились за помощью к председателю Банка России Эльвире Набиуллиной. Для них изъятие акций не является самоцелью, но они готовы пойти на этот шаг как крайнюю меру.

В начале июня ситуация вновь изменилась: как отмечают «Ведомости», держатели бондов наняли для представления своих интересов компанию А1, являющуюся инвестиционным подразделением «Альфа-групп». Хотя облигации выпущены в соответствии с английским правом, находящиеся в залоге акции регулируются по нормам российского права. Таким образом, кредиторы пригласили для отстаивания своих интересов структуру-«тяжеловеса», которая имеет немалый опыт взыскивания долгов за рубежом и поиска активов и умеет действовать как в отечественном, так и в иностранном правовом поле.

Если переговоры сорвутся и дело будет доведено до суда, «Русскому Стандарту» грозят новые неприятности. Собственно, уже сейчас банк существенно ограничен в возможностях выходить на открытый рынок заимствований. Это означает, что перспективы рефинансирования в условиях реально слабых финансовых показателей являются туманными. Кроме того, речь при определенных обстоятельствах может пойти и о банкротстве. Наконец, в случае перехода 49% банка кредиторам Russian Standard процесс принятия решений в кредитной организации может быть существенно осложнен.

Как будто бы всего происходящего было мало, в июне банк столкнулся еще с одной проблемой. Прокуратура Сочи сообщила, что юрисконсульт «Русского Стандарта» предложил взятку судебному приставу, который занимался взысканием долгов с заемщиков банка. Сумма вознаграждения должна была составить 2,6 млн рублей. Чиновник, однако, отказался и сообщил в компетентные органы. В результате прокуратура решила присудить банку штраф в размере 26 млн рублей — в 10 раз больше предполагаемой величины взятки.

Ореол скандалов и неурядиц вокруг бывшего «чемпиона» российского потребительского кредитования продолжает расти. О возвращении позиций, которые банк держал в 2000-е – начале 2010-х годов, речь уже не идет — по сути, ведется борьба за выживание, предсказать исход которой не возьмется никто.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector