0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Еще три столичных банка уходят с рынка

Половина банков в России должна уйти с рынка

Более трех сотен токсичных банков уже выгнаны с рынка Центробанком России, десятки спасены, в том числе два банка из топ-10. Однако банковская система, как оказывается, все еще нездорова. Регулятору придется вдвое урезать количество финорганизаций в ближайшие четыре года, считает Fitch Ratings. Что же происходит с отраслью и куда она придет?

Число банков в России может сократиться в два раза за четыре года на фоне «чисток» в секторе и возросшей конкуренции, считает рейтинговое агентство Fitch Ratings.

«Хотя мы и ожидаем, что число банков может сократиться до 300 с порядка 600, мы полагаем, что около 50 банков будет достаточно для обслуживания российской экономики», – пишет Fitch.

Fitch ожидает, что ЦБ выявит больше проблемных банков, которые будут ликвидированы или подвергнутся финансовому оздоровлению. При этом внимание регулятора больше обращено не на крупные, а на небольшие частные банки. Хотя полного их ухода ЦБ не хочет, поэтому вводит базовую лицензию для банков с капиталом меньше 1 млрд рублей.

Сложно представить, но с 2013 года по 1 сентября 2017-го в России уже были отозваны лицензии у 346 банков. В начале 2008 года в России вообще было более 1100 банков, а на 1 сентября 2017 года осталось всего 532.

Банковская система России нуждается в дальнейшей чистке, в один голос уверяют эксперты. И прогнозы по выводу с рынка еще 300 банков кажутся вполне логичными.

«В свое время банковская система была запущена, на многие действия банков закрывались глаза, но когда в стране случилась кризисная ситуация, банки оказались слабым звеном, оказались не готовы к стресс-тестам и более жестким нормативам. Кроме того, многие банки просто работали и работают недобросовестно, действительно берут на себя высокие риски и способствуют отмыванию денежных средств», – говорит замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.

Сейчас читают

«В России учреждений, занимающихся реальной банковской деятельностью, не более 300–400 штук, остальные «банки» выполняют роль кассово-расчетных центров для определенных компаний или же это полностью криминальная история.

Именно поэтому оценки Fitch полностью соответствуют российским реалиям. Учитывая постоянно вскрывающиеся финансовые дыры в банках, можно прийти к мнению, что финансовая система России далека от здорового состояния и чистка банковского сектора продолжится по крайней мере еще весь 2018 год», – согласен ведущий аналитик Amarkets Артем Деев.

Плохо это или хорошо? Если бы Центробанк не начал своевременно отзывать лицензии, расчищать рынок от токсичных банков, то допустил бы коллапс банковской системы, жертвами которого стали бы миллионы вкладчиков. Вместо этого была разработана система страхования вкладов сначала на 700 тыс., а потом на 1,4 млн рублей. И регулятор, не дожидаясь краха того или иного банка, убирал его сам с куда меньшими потрясениями для рынка.

Fitch считает, что России вполне достаточно было бы, если бы осталось вообще всего 50 банков. Пусть останется даже 10 банков, главное надежных, которые ЦБ сможет контролировать и ручаться за них, чтобы компании и население могли спокойно доверять свои деньги этим организациям, считает Кокорева. «Конечно, плохо, когда выбора нет, но речь ведь не идет о том, чтобы оставить один или два банка, а речь о том, чтобы выгнать с рынка недобросовестных игроков», – добавляет эксперт.

Смысл еще и в том, что чем меньше становится банков, тем лучше будут чувствовать себя оставшиеся. Ведь они получают себе в копилку освободившихся клиентов и вкладчиков от выбывших из игры. Например, в 2008 году совокупная прибыль банков России составляла 406 млрд рублей, в прошлом году она уже вдвое больше – 790 млрд рублей. При этом число игроков уменьшилось в два раза, и все больше доминируют на рынке госбанки, на которые приходится уже более 70% рынка.

Почему же до сих пор требуется чистка банковского сектора регулятором, а главное, продолжаются банкротства реально крупных игроков рынка? В этом году начались серьезные проблемы в частных банках из топ-10 – ФК «Открытие» и «Бинбанке», которых ради сохранения рынка от коллапса и паники регулятор решил спасти.

Многие экономисты сразу заговорили о том, что проблемы в этих банках вскрыли банковский кризис в нашей стране. Хотя эксперты Fitch считают, что ситуация с «ФК Открытие» и Бинбанком не является признаком системного кризиса, так как их доля на рынке составляла всего 5%. И в целом система оздоровления банков через Фонд консолидации банковского сектора, введенная ЦБ, более эффективна, чем предыдущая, отмечают в агентстве.

Однако многие все же не согласны с такой оценкой. «На наш взгляд, когда регулятору приходится начинать спасать системно-значимые финансовые учреждения, это не что иное, как полноценный банковский кризис», – говорит Артем Деев.

«Главным признаком является то, что регулятор берет под контроль по-настоящему крупных игроков и стабилизация фактически происходит за счет эмиссии. Кроме того, как мы видим, уже даже на самом высоком уровне есть настороженность относительно размера дыр, которые вскрываются в балансах», – добавляет он.

Директор центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев в своей колонке на РБК также говорит о банковском кризисе, который, по его мнению, длится уже несколько лет, и ушедшие с рынка сотни банков являются жертвами этого кризиса. Собственно, продолжение масштабной чистки банковского сектора является лишь подтверждением наличия кризиса в отрасли.

Бывший министр финансов Алексей Кудрин заговорил о сложностях в российской финансовой системе, когда «выстрелили» проблемы крупного банка «Югры», которому дали умереть. Этот локальный кризис давал ему повод опасаться новой волны массового закрытия банков.

Что же происходит с банками, которые вроде в совокупности показывают прибыль? Основной причиной можно назвать геополитический и экономический кризис в России, начавшийся в 2014 году, в сочетании с ужесточением требований ЦБ РФ к размеру собственного капитала банков.

Крупные сдвиги в российском ретейле: почему известные сети уходят с рынка

Торговые гиганты меняют вывески. Этим летом сразу несколько крупных ретейлеров объявили об уходе с рынка. “Техносила”, один из старейших магазинов электроники, доживает последние дни. Недавно стало известно о закрытии ещё одной популярной сети – “Седьмого континента”. Почему исчезают известные бренды и кто приходит им на смену, разбирался экономический обозреватель “Вестей FM” Павел Анисимов .

В российском ретейле идут крупные сдвиги. Сеть бытовой техники “Техносила” станет частью нового торгового гиганта. В объединённую структуру войдут компания “Эльдорадо” и ещё один лидер продаж – “М.Видео”, его новые владельцы купили в декабре прошлого года. “Техносиле” нужно расплатиться с долгами. С начал года торговая сеть получила судебных исков на 400 миллионов рублей. Сейчас ретейлер распродаёт товары со склада и уходит под крыло “Эльдорадо”, меняя вывески.

Управлять большим бизнесом стало сложнее, говорит эксперт по маркетингу и рекламе института МИРБИС Евгений Бойченко. Особенно когда под боком серьёзный конкурент — онлайн-торговля.

БОЙЧЕНКО: Интернет-магазин как место осуществления покупки, как интерфейс, как способ взаимодействия с продуктом для потребителя стал вполне естественным и комфортным. И мне кажется, что давление Интернета в значительной степени повлияло на этот сектор рынка. Но могут быть и другие причины.

Перемены грядут не только на рынке бытовой электроники. Скоро могут исчезнуть продуктовые супермаркеты “Седьмой континент” и гипермаркеты “Наш”. Их владелец Александр Занадворов решил выйти из бизнеса, так как магазины четвёртый год подряд теряют выручку. Сделка будет оформлена как продажа прав аренды всех магазинов. Рента принесёт бизнесмену от 4 до 5 миллиардов рублей в год. Занадворов уже подписал соглашение с “Азбукой вкуса” и “Лентой”. Часть площадей займут бюджетные “Пятёрочка”, “Магнит” и “Перекрёсток”. Это касается не только столичного рынка, говорит гендиректор агентства Vector Market Research Дмитрий Чумаков. Во многих регионах происходит то же самое — местные сети пытаются перепродать свои магазины крупным федеральным ретейлерам.

Читать еще:  Закон о банкротстве

ЧУМАКОВ: В этом бизнесе очень большую роль играет эффект экономии от масштаба. То есть — чем больше сеть, тем больше она может экономить на разных издержках, включая административные. Закупки товаров крупным сетям обходятся дешевле. Поэтому более крупные розничные сети покупают региональные магазины.

По мнению аналитиков, рынок розничной торговли продуктами и электроникой продолжит консолидацию. Через 3 года 10 крупнейших сетей будут продавать почти половину всех товаров. По законам рынка в этих условиях должны вырасти цены. Но это вряд ли произойдёт, полагает Евгений Бойченко. Конкуренция за покупателя становится жёстче.

БОЙЧЕНКО: 10 — 12 операторов рынка — это уже конкуренция. Компании стремятся удержать клиента. Конкуренция, развивавшаяся последние 5-6, лет позволила нам как потребителям быть намного более избирательными. И те сети и магазины, которые не соответствуют нашим потребительским ожиданиям, будут эволюционно на рынке отмирать. На их место придут более сильные операторы.

Владельцы магазинов сегодня не в том положении, чтобы накручивать цены, заключают эксперты. По данным Росстата, реальные доходы россиян остаются на минимальном за 5 лет уровне. Оборот в ретейле по-прежнему снижается. Аналитики не исключают, что скоро рынок покинут ещё несколько крупных игроков. Недавно из рук в руки перешла легенда сотового ретейла — компания “Евросеть”.

Популярное

«Задача – не догнать, а сохранить лучшее»

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «Иногда достаточно не ухудшать ситуацию – если ты завис на своём уровне, а твои конкуренты провалились, это тоже нормально. Твоя задача – не догнать, твоя задача – всё лучшее, что у тебя есть, сохранить, постепенно набрать всё лучшее, что можешь. Но самое главное не провалить, гоняясь за модой, лучшее. Это как раз и развивалось у нас с конца 80-х».

«Мы переходим к политике национального эгоизма»

МИХАИЛ ХАЗИН: «Какие задачи стоят сегодня перед Владимиром Путиным? Задачи стоят простые – он должен вписать Россию в новый миропорядок. Надо отдать должное Владимиру Владимировичу, он почти всегда о своих планах говорит, но, правда, вписывая это в контекст так, что это почти невозможно увидеть».

Американцы неспособны к ответственному лидерству

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ: «Ничего не будет по одной простой причине, что на этой планете американцам после распада Советского Союза бояться, как это ни прискорбно, некого. И, в общем, Иран при всей его ненависти к США, сделать ничего не может, по большому счету, и пока, по крайней мере, этот прогноз подтверждается».

«С рынка уходят проблемные игроки»

Доля государства в банковском секторе будет увеличиваться, пока Центробанк не продаст санируемые сейчас банки — Бинбанк, Промсвязьбанк и ФК «Открытие». Об этом в интервью «Известиям» заявил глава Ассоциации банков России Георгий Лунтовский. В будущем возможно продолжение приватизации крупнейших банков с госучастием — Сбербанка и ВТБ. В дальнейшем российский финансовый сектор сможет развиваться путем появления новых игроков.

— Почти 70% банковской системы занимают банки с госучастием. С вашей точки зрения, это большая доля?

— Доля государства в банковском секторе выросла из-за санации трех крупных групп («ФК Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка. — «Известия»). Такое соотношение будет сохраняться и, возможно, доля государства будет увеличиваться до момента приватизации санируемых банков. По оценке АКРА, это самый высокий уровень из всех рыночных отраслей России.

— То есть долю государства в секторе стоит снижать? С чего целесообразно начать?

— Прежде всего необходимо провести успешную санацию и последующую приватизацию банков, находящихся под управлением ФКБС (Фонд консолидации банковского сектора. — «Известия»). Я также допускаю в последующем продолжение приватизации крупнейших банков с участием государства — Сбербанка и ВТБ. Но для этого необходимо выбрать подходящий момент.

— Банковская система сейчас стабильна. Но у кредитных организаций всё же есть проблемы. Какие из них, на ваш взгляд, наиболее серьезны?

— На мой взгляд, одной из основных проблем в банковском секторе является ограничение возможностей самостоятельно наращивать капитал, что в конечном итоге сдерживает развитие активных операций. Также существует проблема значительного объема «плохих активов» и необходимость досоздания резервов по ним.

Кроме того, закон о пропорциональном регулировании с 2020 года вводит деление на банки с универсальной и базовой лицензией. Поэтому проблема величины капитала вышла на первый план. До 1 января 2020 года банки, имеющие размер капитала меньше 1 млрд рублей должны получить базовую лицензию. Таких более 150. Есть банки, которые пытаются найти источники дополнительного капитала и получить универсальную лицензию.

— Санация сектора продолжается, банков становится всё меньше. Насколько активно будет идти консолидация и как это повлияет на маленькие региональные банки?

— В этом году уже отозвано более 30 лицензий. Вместе с тем система оздоравливается, с рынка уходят проблемные игроки, и я надеюсь, что в дальнейшем банковская система будет развиваться не только путем наращивания активов, но и за счет появления новых банков. Это важно для развития конкуренции.

— Каково сейчас состояние конкуренции на рынке банковских услуг? Как сказалось на ней появление «новых госбанков»?

— Характер конкуренции меняется: на рынке стало меньше крупных частных банков и больше банков с госучастием, которые теперь конкурируют между собой. То, что в большинстве регионов доминируют два крупных банка, не означает отсутствие конкуренции. Можно привести примеры субъектов, где достаточно эффективно работают региональные банки. Это Татарстан, Ростовская область, Краснодарский край, Курская область и ряд других. Здесь важную роль играют неформальные контакты, знание клиента и качество обслуживания.

— И что становится конкурентным преимуществом в этой борьбе за клиента?

— Здесь появилось новое пространство для конкуренции — дистанционные цифровые сервисы. Быстрое проведение платежей и высокотехнологичные банковские продукты — вот элементы конкурентной борьбы за клиента. Потенциал этих направлений очевиден, и малые банки, которые по ряду причин не смогут предложить своим клиентам такие услуги, могут проиграть в этой борьбе.

— Можно ли изменить эту ситуацию? Ведь маленькие и большие банки не всегда находятся в равных рыночных условиях.

— Для развития конкуренции нужно обеспечить равные условия для участия банков в госпрограммах. Например, ассоциация совместно с Банком России и заинтересованными ведомствами работала над изменением подхода к отбору банков на основе рейтингов национальных агентств, а не исходя из величины капитала. Этот подход предлагалось использовать и при выдаче банковских гарантий для госзаказчиков и госорганов. ЦБ и Минфин поддержали эту идею. Трудности начались, когда речь зашла о возможности продолжения работы со строительным сектором, привлекающем средства дольщиков.

— Какого рода трудности? И что это значит для банков?

— Постановлением правительства был утвержден перечень банков, которым разрешено работать с финансированием капстроительства. Таких банков оказалось всего 55. Но часть банков, у которых этот вид деятельности был основным, не вошла в список.

Кроме того, первоначально предполагалось, что новые требования не будут распространяться на проекты, запущенные до 1 июля 2018 года. Но путем внесения поправок в законопроект они распространились на все проекты, связанные с капстроительством. В результате у банков просто нет времени адаптироваться к новым условиям, получить соответствующий рейтинг. Сейчас все поставлены в равные условия. Из отобранных 55 банков не все работают в данной области. Вопрос о переходе в уполномоченные банки должен быть решен в течение двух месяцев. В эти банки начнется переток и клиентов, и денег. Мы понимаем, что необходимо заботиться о дольщиках, но не хотелось бы, чтобы такими решениями создавались проблемы для банков, которые уже работают в этом бизнесе. Они могут столкнуться с оттоком ликвидности и проблемами с достаточностью капитала.

Читать еще:  Как отключить сервис копилка сбербанка

Ассоциация рассматривает возможность выступить с инициативой разграничения критериев отбора уполномоченных банков и банков, имеющих право открывать эскроу-счета. Этот вопрос вынесен на обсуждение президиума совета ассоциации 19 июля 2018 года.

— Однако на рынке появляются новые риски. Например, киберпреступность. Теперь все банки обязаны информировать ЦБ о хакерских атаках. Что это значит для сектора?

— Раньше передача информации в ФинЦЕРТ ЦБ была добровольной, и многие банки пытались скрывать факты атак. Понятно, что здесь присутствуют репутационные риски, но теперь ЦБ может проверить и применить санкции к тем, кто утаивает информацию о киберугрозах. И это позитивное для рынка решение: угроза киберпреступности растет с каждым днем.

Недавно мы запустили платформу, разработанную совместно с компанией Bi.Zone, для обмена данными о киберугрозах. Проект запущен в пилотном режиме, и к нему постепенно присоединяются банки. Платформа позволяет получать информацию об актуальных киберугрозах и индикаторах компрометации. ЦБ проект поддержал.

— К платформе могут подключаться только банки? А компании из других секторов?

— К нам обращались компании, у которых есть свои IT-системы: интернет-провайдеры, телекомы. Например, к платформе уже подсоединился «Мегафон». Есть интерес со стороны нефинаснового сектора. У каждой компании есть свои IT-системы, их нужно защищать, знать, какие потенциальные атаки возможны.

— Как происходит заражение IT-системы банка: через сотрудников, фишинговые письма?

— К сожалению, кроме внешних атак на еще слабые системы защиты банков большой процент заражений приходится на другие причины. Это и фишинговые атаки, когда у сотрудников нет культуры информационной безопасности и они открывают письма с неизвестных адресов. Также у банков есть внутренние проблемы, так называемый человеческий фактор, когда появляется инсайдер, который дает информацию злоумышленникам.

— Банкам сейчас хватает специалистов в сфере ИТ и кибербезопасности, чтобы отвечать на эти угрозы?

— Есть дефицит специалистов, до 1,5 млн позиций. На мой взгляд, рынок недооценивает проблему. Мы совместно провели несколько технических семинаров по разъяснению сути платформы, и в кулуарах замечаем какой-то легкий подход. Прежде всего это касается небольших и средних банков, зачастую региональных. Они считают, что у них всё нормально и они защищены. Но однажды они поймут, что защищены очень слабо, поэтому этой теме необходимо уделять самое пристальное внимание.

— Российские банки уже четыре года живут в условиях санкций. Насколько сильно это сказывается на международном сотрудничестве?

— Сказать, что совершенно не отражается, я не могу. Но и в этих условиях мы стремимся развивать международные контакты. Конечно, мы ведем эту работу с ведома регулятора и Министерства иностранных дел. Ассоциация в первую очередь поддерживает связи с аналогичными профессиональными общественными организациями. У нас есть насущная потребность общаться с коллегами за рубежом, да и западный бизнес в этом нуждается. В ходе встреч мы убедились, что и у нас, и у иностранного банковского сообщества схожие проблемы. Не так давно побывали в Германии, где встретились с руководством трех ассоциаций коммерческих банков. Разговор был заинтересованный, конкретный и, скажу прямо, далекий от политики. Мы почувствовали точки соприкосновения, обговорили возможные направления сотрудничества. Это может быть и обмен опытом, что особенно важно в условиях перехода к новым, цифровым технологиям в банковском деле, и профессиональная подготовка в рамках семинаров, тренингов, специальных курсов. Полагаю, у нас есть хорошие перспективы в этом направлении.

Кроме того, ассоциация приняла решение создать институт почетных представителей за рубежом. Все наши представители будут работать на общественных началах. Многие из них хорошо знают нашу страну, знакомы с российским банковским бизнесом, сознают его большой, пока что не полностью реализованный для взаимовыгодного сотрудничества потенциал. Это люди, которые хорошо относятся к России. Это их инициатива, и они готовы бескорыстно потрудиться для ее развития. Надеюсь, что мы в нескольких важных для нас регионах организуем подобные институты. Скорее всего, первое такое представительство мы откроем в Италии.

— Сотрудничество налаживаете в основном в Европе?

— Я вполне допускаю, что не только в Европе. Мы очень активно работаем с Китаем. Недавно встречались с делегацией Азиатской ассоциации по финансовой кооперации (AFCA). Это представительная международная организация, в которую входят 109 финансовых институтов, включая очень крупные банки, из 25 стран мира. Ее деятельность носит межрегиональный характер. Надеюсь, что следующий год будет плодотворным в развитии контактов с нашими зарубежными коллегами. Очевидно, что это в интересах всех профессиональных банковских организаций.

Вот и «Лето» прошло: самая короткая история успеха на банковском рынке

Яркий, инновационный успешный банк, который сажал деревья и раздавал людям деньги… Bankir.Ru представляет: короткая, но очень яркая история успеха Лето Банка. Он жил всего три года. Он добился немыслимых высот и останется в истории банковской системы как доказательство того, что можно сделать в России, имея поддержку влиятельной банковской группы и высокопрофессиональных руководителей.

Как столичный банк провинциальную «Бежицу» окрутил

В 2010 году произошло событие, вроде бы не особенно значимое для банковского рынка: Банк Москвы, входивший на тот момент в первую пятерку российских кредитных организаций по размеру активов, стал единственным акционером брянского Бежица-банка. Процедура покупки маленького регионального банка из восьмой сотни (на момент завершения сделки в стране было немногим больше 1 тыс. кредитных организаций) длилась около пяти лет: Банк Москвы последовательно выкупал пакеты акций как у крупных акционеров, так и у миноритариев. Руководство Банка Москвы объясняло тогда покупку новой региональной стратегией кредитной организации.

Бежица-банк был старейшим из брянских коммерческих банков. Его создали еще в советские времена, в 1990 году, на базе Брянского управления Промстройбанка СССР. Несмотря на переименование и переход на коммерческие рельсы, банку удалось сохранить всю клиентуру Промстройбанка – это были предприятия производственного сектора, промышленные компании, строительные организации, предприятия торговли и транспорта. Работал он и с физическими лицами. И когда потребовалось – стал участником системы страхования вкладов.

Впрочем, в собственности у Банка Москвы «Бежица» пробыла недолго. Буквально через год Банк Москвы стал переходить под контроль ВТБ. Как и почему это случилось – захватывающая, драматичная и совершенно точно отдельная история. Но, так или иначе, в группу ВТБ пришлось войти как самому Банку Москвы, так и его брянской «дочке». Во что может превратиться маленький региональный банк, попавший под контроль финансовой группы с госучастием, тогда еще не представлял никто.

Даешь банк для народа!

В группе ВТБ разделение бизнеса существовало давно. Сам банк ВТБ занимался обслуживанием корпораций, а с физическими лицами работал его дочерний банк ВТБ 24, появившийся в 2005 году на базе Гута Банка.

Вот тебе-24: жизнь и приключения одного очень известного банкаБренду «ВТБ24» осталось жить буквально три месяца — в январе он исчезнет, став частью ВТБ. История появления на рынке будущего розничного гиганта и его бренда, несомненно, уникальная и показательная часть истории всей российской банковской системы. Bankir.Ru вспомнил, как появился и развивался банк, имя которого скоро уйдет в историю.

Но в ВТБ 24 всегда подчеркивали, что их целевой клиентский сегмент – более состоятельный верхнемассовый, который можно отнести уже к среднему классу. Конечно, людям из нижнемассового и среднемассового сегментов в обслуживании не отказывали. Но желание обслуживать их отдельно – было. Как и предлагать им соответствующие кредитные продукты.

В итоге в 2012 году в группе ВТБ было принято решение о создании банка для массового сегмента, который выдавал бы доступные высокомаржинальные потребительские кредиты наличными и POS-кредиты (ВТБ 24 не занимался POS-кредитованием), кредитные карты. Сказано – сделано. Уже в мае ВТБ 24 выкупил у материнского банка 100% «Бежицы», на основе которой было решено создать этот самый «легкий банк» для народных масс.

Читать еще:  Банки партнеры сбербанка

По «Русским Стандартам»

Президентом – председателем правления банка стал Дмитрий Руденко – очень известный банкир на розничном рынке. Он восемь лет проработал в банке «Русский Стандарт», где начинал с должности сотрудника рабочей группы и вырос до первого заместителя председателя правления. В октябре 2007 года перешел в ВТБ 24, где получил такой же статус. Руденко курировал работу департамента сети, обслуживание клиентов малого бизнеса, ипотеку, розничный бизнес, центр клиентского обслуживания и работу с ВИП-клиентами.

В июне 2012 года Дмитрий Руденко стал первым официально оформленным сотрудником нового банка в должности председателя правления.

Первым заместителем и правой рукой Руденко стал Георгий Горшков. Когда-то они вместе работали в «Русском Стандарте», потом практически вместе перешли на работу в ВТБ 24. В «Русском Стандарте» Горшков занимался маркетингом и картами, в ВТБ 24 возглавлял департамент розничного бизнеса банка и входил в состав правления.

Бизнес был запущен быстро. Уже в августе «легкий банк» выдал первый POS-кредит. А первый клиентский центр в Москве был открыт 15 ноября 2012 года.

О том, что новый «легкий банк» будет называться Лето Банком, стало известно практически сразу же. Однако официально Бежица-банк переименовался только в октябре 2012 года. И само название, и нетипичный для банка дизайн бренда были по тем временам в диковинку. Перед разработчиками фирменного стиля ставилась задача сделать его максимально позитивным. И поскольку Россия – страна с не самым теплым климатом, было решено, что слово «лето» в названии будет вызывать у клиентов исключительно положительные эмоции. Говорят, что это слово предложил сам Дмитрий Руденко.

Интерьер клиентских центров Лето Банка тоже был нетипичным для кредитной организации: яркие дизайнерские решения, отсутствие перегородок, мягкие диваны. «Конечно, на первых порах сохранялись опасения, что люди не пойдут, – говорил Дмитрий Руденко. – Но нам поверили. Причем поверили люди самых разных возрастов и профессий… Среди наших клиентов – и менеджеры, и домохозяйки, и пенсионеры».

Собственно, Лето Банк изначально задумывался как не совсем традиционная кредитная организация. Было решено отказаться от спекулятивного ценообразования и сделать ставку на долгосрочные партнерские отношения с клиентами. Банковские продукты предполагалось делать простыми и понятными – как в магазине. Кроме того, Лето Банк должен был стать инновационной лабораторией, в которой тестировались бы новые подходы к банковскому бизнесу.

Объем инвестиций в новый банк со стороны акционера – ВТБ 24 – в течение первых трех лет составил 25 млрд рублей.

В последующие три года своей жизни Лето Банк ставил рекорд за рекордом. Уже в 2013 году он был признан лучшим банковским проектом, по версии Банки.ру, открыл более 200 клиентских центров и 1 тыс. POS-точек, нанял более 4,5 тыс. сотрудников, выдал более 520 тыс. кредитов на сумму свыше 34 млрд рублей.

В 2014 году Forbes внес Лето Банк в первую десятку лучших брендов. Банк вошел в первую двадцатку на рынке потребительского кредитования, в первую десятку – в POS-кредитовании и в топ-50 крупнейших российских банков по объему выданных потребительских кредитов, по версии «Коммерсанта». В октябре банк вошел в рейтинг лучших работодателей страны, по версии HeadHunter.

В 2015 году в клиентских центрах, точках продаж и магазинах-партнерах банк внедрил биометрическое распознавание лиц, запустил образовательные кредиты и начал принимать вклады физлиц. В августе банк первым в России завершил оснащение сети банкоматами с функцией Cash Recycling – замкнутого оборота наличных. За три года узнаваемость бренда Лето Банка достигла 60%. В 2015 году банк выдал более 1 млн кредитов на сумму свыше 47 млрд рублей.

Как «банк для бедных» деньги раздавал

Одним из наиболее известных продуктовых проектов Лето Банка, запомнившихся на рынке, была «Суперставка». Добросовестным заемщикам, аккуратно вносившим платежи по полученному кредиту и погасившим его, банк пересчитывал проценты за весь срок по ставке, сниженной на 10%, и возвращал разницу на счет клиента. Так, за три с половиной года банк вернул клиентам более 500 млн рублей, а сама акция наделала много шума. Клиенты радовались, банкиры завидовали, указывая, что при акционере с госучастием не грех и деньги клиентам раздавать.

Посадки. В хорошем смысле слова

А вот еще один, пожалуй наиболее яркий, социальный проект, запущенный Лето Банком. В 2013 году в России появился краудфандинговый веб-сервис Maraquia.com по посадке лесов через Интернет. Пользователи платформы делились на две группы – лесничие и обычные граждане. Лесничие регистрировали на платформе территории по всему миру, где погибал лес. А люди могли выбрать лесничего и количество деревьев и оформить заказ на посадку леса. Сначала ресурс работал в ограниченном режиме, но в 2014 году платформу увидел Лето Банк.

Говорят, идею интегрировать сервис Maraquia.com в банкоматы предложил Дмитрий Руденко. Так на экранах устройств появилась услуга «Подари лес другу». Вслед за этим проектом появилась карта «Зеленый мир», с помощью которой люди стали дарить друг другу на праздники деревья. Праздничная акция превратилась в экологический проект, который презентовали Дмитрий Руденко и министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

Благодаря проекту было высажено около 300 тыс. деревьев, а «Лету» удалось совместить, казалось бы, несовместимое – банковский бизнес и экологическую инициативу. Кстати сказать, сейчас этот проект с успехом продолжает Почта Банк.

«Лето» ушло на «Почту»…

Идея создания банка-лоукостера на базе почтовых отделений обсуждалась в России на протяжении 15 лет. По иронии судьбы получилось так, что в годы возникновения и развития Лето Банка к ней вернулись снова. Уже в январе 2016 года было официально объявлено, что все-таки Почта Банк будет создан. А создавать его решили на базе отделений Почты России и «легкой дочки» ВТБ 24.

«Идея банка — это лоукост. Мы вообще считаем, что в банковской сфере пришло время лоукоста. Новый почтовый банк, его основная функция — это банк текущих счетов», – говорил еще в сентябре 2015 года Дмитрий Руденко, который возглавил новый банк. Предполагалось, что в создаваемый Почта Банк будет инвестировано 16–20 млрд рублей.

…и попало в переплет

Руководство бывшего Лето Банка считает, что проект был удачным. «ВТБ 24 предпринимал несколько попыток создания банка для массового сегмента, – отмечал Дмитрий Руденко. – В 2010 и 2011 годах планировалось создать совместное предприятие с кем-то из участников рынка, но потом задумались о покупке небольшого банка. Безусловно, Лето Банк мог появиться и на год-два раньше. Хорошо это или плохо, что мы вышли на рынок перед самым кризисом, когда кредитный «пузырь» уже явно надувался? Сложно сказать. Мы сумели пройти этот кризис и вышли из него с прибылью. Значит, все произошло вовремя. Тем более у банка, в отличие от многих конкурентов, к началу кризиса не оказалось портфеля невозвратных кредитов, которые мы могли бы выдать в 2010 и 2011 годах».

…Весной 2017 года в московском Доме книги на Арбате была презентована «Летняя книга», представляющая собой кейс – как создать успешный банк нового типа за три года. Заместитель председателя правления Почта Банка Георгий Горшков на презентации признался, что именно он начал писать эту книгу, а потом к процессу присоединились и другие сотрудники банка. Цитаты в данной публикации приводятся по этой книге.

Официально Лето Банк сменил название на Почта Банк в марте 2016 года – за год до презентации книги. Теперь преемник Лето Банка – Почта Банк ставит рекорды по скорости развития. Но это уже совсем другая история.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector