0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Еще у трех банков выявлена огромная дыра в активах

Аудитор «Траста» объяснил, из чего сложилась дыра в активах банка

Вчера банк «Траст» отчитался за 2014 год, в конце которого банк был санирован со значительной недостачей средств, тогда несоответствие активов и обязательств банка оценивали в 70 млрд руб. Однако аудитор банка компания «ФБК грант торнтон» выявила несоответствие активов и пассивов банка «Траст» на 114 млрд руб., следует из отчетности банка по РСБУ за 2014 г. О том, что дыра в «Трасте» выросла почти в 1,5 раза, стало известно в конце прошлой недели: с первоначальной оценки ЦБ в 68 млрд руб. до 114 млрд руб.

«Эти данные выявила временная администрация, работавшая в банке с конца прошлого года. У банка было несколько схем кредитования физлиц и заемщиков-юрлиц, которые были связаны с владельцами банка», – говорит источник, знакомый с ситуацией. Одну из них аудиторы описали в отчете: рефинансирование просроченных кредитов физлиц происходило за счет выдачи нового кредита, при этом резервы по ним формировались без учета реструктуризации. Вторая схема, которая касается юрлиц, заключалась в следующем, рассказывает собеседник: кредиты давались как российским, так и офшорным компаниям, которые были связаны с бывшими акционерами, они также не возвращались и руководство банка это маскировало новыми кредитами.

Кредитный портфель банка на 1 января 2015 г. составил 224 млрд руб. (за год вырос на 42%), при этом он был обесценен на 30% (76 млрд руб.). По итогам 2013 г. аудитор затруднился оценить объем недосозданных резервов из-за отсутствия в банке такой методики и невозможности определить объем этих рефинансированных ссуд по физлицам. Портфель акций и производных финансовых инструментов в 42 млрд руб. обесценен на 23% (10 млрд руб.), вложения банка в строительство, средства в расчетах, его собственные резервы обесценены на 65% из 15 млрд руб.

Ненормативные показатели

Большую часть нормативов ЦБ банк нарушал со дня санации (22 декабря): норматив достаточности капитала Н1 составил 0,4% против требуемых 10%, а норматив достаточности базового капитала Н1.1 и норматив достаточности основного капитала Н1.2 снизились до 0% против 5 и 5,5% соответственно. Норматив Н6, который ограничивает максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков, взлетел с 20% на 1 января прошлого года до 601% на 1 января 2015 г., а норматив крупных кредитных рисков Н7 – с 225 до 13 387%.

Указанные обстоятельства дают основания полагать, что значительная часть активов могла быть предоставлена аффилированным компаниям, указывает ФБК. В марте – апреле банк «Траст» подал иски к четырем кипрским компаниям, которые не возвращают кредиты, а также к TIB Investment Ltd., которая принадлежит бывшим совладельцам «Траста» Илье Юрову, Сергею Беляеву и Николаю Фетисову. С TIB банк «Траст» пытается взыскать $72 млн. С четырех кипрских компаний – почти 40 млрд руб.

«За один день такое произойти не может, поэтому очевидно, что вывод активов происходил в течение всего года, возможно не одного, но по официальной отчетности банку удавалось это скрывать», – говорит контрагент банка.

«В банке до санации отсутствовала эффективная система внутреннего контроля в части операций, связанных с владельцами, а также в части операций по розничному кредитованию и, вероятно, существовавшей зависимости службы внутреннего аудитора от органов управления», – делают вывод в ФБК.

Аудиторы также отмечают наличие «высокого риска» потенциальных исковых требований на сумму 21 млрд руб., правда, это не приведет к увеличению объема обязательств. «Сумма в 21 млрд руб. сопоставима с объемом требований клиентов «Траста», которые перевели свои депозиты в кредитные ноты и сейчас добиваются от банка возврата инвестиций. Часть этих долгов банк списал, но есть несколько выпусков, которые согласно условиям кредитных договоров он списать не может, и они по-прежнему на балансе», – знает партнер Tertychy Law Иван Тертычный.

Часть нот «Траст» в феврале этого года уже списал в капитал из-за снижения нормативов на сумму 10 млрд руб. Скорее всего, заключают аудиторы, удовлетворение исков не приведет к увеличению обязательств банка, поскольку эти обязательства еще не списаны банком и отражены в отчетности, полагает Тертычный: «Если банк будет выплачивать средства владельцам кредитных нот по искам, то одновременно сможет уменьшать долг перед компаниями-эмитентами (нидерландские C.R.R. B.V. и CL Repackaging B.V.), через которые технически проводились эти средства. Поэтому обязательства банка не увеличатся».

Убыток банка за прошлый год составил 18 млрд руб. против прибыли в 1 млрд руб. годом ранее по РСБУ. Собственный капитал банка за год практически исчез: с 18 млрд до 1,2 млрд руб. Основные проблемы потери капитала – рисковая кредитная политика, неадекватное формирование резервов и неэффективность систем внутреннего контроля, указывают аудиторы. По итогам 2013 г. они таких оговорок не делали.

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии «Ведомостей»

До половины российских банков рисуют себе фиктивные активы

Капитально в дырах

Зачистка банковского сектора в ближайшее время будет только продолжаться. Причём не исключено, что лицензий в итоге лишатся до половины ныне работающих банков. По экспертным оценкам, в капиталах от 20 до 50% кредитных учреждений зияют огромные «дыры», а демонстрируемые их руководством активы – дутые.

К такому выводу экспертов подталкивает опыт недавнего прошлого – дело в том, что в обанкротившихся за последние годы банках примерно 60% активов, отражённых в отчётности, в действительности не имели никакой стоимости. Соответствующий вывод содержится в докладе Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Именно «дыры» в капитале, как считают аналитики, послужат основной причиной дальнейшей чистки банковского сектора. «В отчётности примерно половины функционирующих в настоящее время банков мы видим те же косвенные признаки масштабной фальсификации стоимости активов, которые ранее наблюдались у обанкротившихся банков», – считают в ЦМАКП.

Страхование в кредит

Косвенным подтверждением тому, что масштабные зачистки банковского сектора ещё впереди, служит следующий факт: на прошлой неделе Агентство по страхованию вкладов (АСВ) по своему обращению получило от ЦБ кредит в 220 млрд рублей для поддержания ликвидности и выплаты средств вкладчикам лопнувших банков. Заметим, что в последнее время кредитный лимит АСВ постоянно приходится увеличивать. Всё начиналось с займа в 110 млрд рублей, однако уже в марте текущего года долги выросли до 420 млрд, а в течение лета – до 600 миллиардов. Нынешнее увеличение кредитного лимита – уже третье по счёту в этом году. Теперь долг перед ЦБ составляет уже 820 миллиардов.

По мнению отраслевых экспертов, бесконечное увеличение лимита невозможно. Если так пойдёт и дальше, то агентству уже самому может потребоваться помощь. На днях на заседании совета директоров АСВ было принято решение увеличить ставку для рискованных депозитов до 400% к базовой ставке с первого квартала будущего года, а со второго квартала – до 500%. Это максимум, предусмотренный законом о страховании вкладов. Напомним, что единая базовая ставка отчислений в фонд страхования вкладов (ФСВ) составляет 0,1% от среднеквартального объёма вкладов. Правда, как подсчитали аналитики, самому АСВ подобное решение не очень поможет, поскольку по факту увеличит объём взносов лишь на 1,6%. Так что выбранный путь скорее всего окажется тупиковым. «Наша позиция в том, что повышение взносов ещё больше ударит по прибыльности банков, а собрать много денег не выйдет, – считает старший управляющий директор, главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. – Реальные возможности лежат в области повышения сбора средств в процессе взыскания активов банков-банкротов. Если из выплаченного АСВ вкладчикам 1 трлн рублей удастся вернуть хотя бы 60% (при этом юрлица ничего не получат), то долг перед Центробанком можно будет вернуть». «Хотя, – продолжает аналитик, – в следующем году АСВ в любом случае потребуются новые ссуды».

Читать еще:  Банк аверс в казани

Портал Banki.ru опубликовал тройку лидеров медиарейтинга среди российских кредитных организаций за июнь 2020 года.

На всех не хватит

Потому можно предположить, что если источники денег у АСВ иссякнут раньше, чем закончится санирование банковского сектора, то расплачиваться за это придётся уже самим гражданам. Попросту говоря, правила нынешней системы страхования вкладов будут пересмотрены. Тем более что эта идея уже обсуждалась в прошлом году. Напомним, что сегодня в рамках страхового возмещения вкладчики разорившихся банков имеют право получить от государства компенсацию в сумме до 1,4 млн рублей. В 2004 году, когда АСВ только начало свою работу, размер компенсации составлял всего 100 тыс. рублей.

Все обсуждаемые варианты возможной реформы системы страхования вкладов так или иначе касались ущемления вкладчиков. В частности, предлагалось ограничить выплаты только одним банком, в случае если деньги вкладчика сгорели сразу в нескольких кредитных организациях. Или же срезать начисленные проценты, возвращая вкладчикам только изначальную сумму. Сторонники такого вида реформы в качестве аргумента приводят тот факт, что многие банки, готовящиеся вот-вот лопнуть, умышленно привлекают вкладчиков непомерно высокими процентами по депозитам, а люди, зная о гарантиях государства, не спешат думать о надёжности банка.

Впрочем, пока что дальше обсуждения дело так и не пошло. Напротив, в Минфине заверяют, что никаких изменений не планируется. «Ужесточение по отношению к гражданам в системе страхования вкладов будет иметь негативные последствия для огромного количества банков, в том числе хороших. Если бы мы что-то такое сделали, то при прочих равных гражданин понёс бы деньги в пятёрку крупнейших банков», – заявил замглавы ведомства Алексей Моисеев. Однако прямо противоположную позицию на этот счёт ещё в мае текущего года заявлял председатель правления ПАО «Сбербанк России» Герман Греф. По его словам, Сбербанк не должен «оплачивать чужое мошенничество и многолетние пробелы в надзоре», тогда как надо модернизировать систему страхования вкладов. С таким заявлением глава Сбербанка выступил в ответ на повышение базовой ставки отчислений в фонд страхования вкладов.

Криминал в ТОПе

По мнению экспертов ЦМАКП, главная беда российской банковской системы кроется в самом её устройстве. Слишком много развелось так называемых карманных банков, принадлежащих только одному собственнику или одной бизнес-группе и обслуживающих только их интересы. «Массовое вскрытие «дыр» (в капитале. – Ред.) – следствие кризиса традиционной для России модели ведения частного банковского бизнеса», – констатируют в ЦМАКП.

Причём, как показала практика, речь далеко не всегда идёт о мелких банках, входящих в третью-четвёртую сотню. Чего только стоит шумное банкротство Внешпромбанка, побившего все немыслимые рекорды по размеру «дыры» в активах, составившей 210 млрд рублей. Банк был основан сыном и дочерью известного московского «авторитета» Авдыша Беджамо, который, если верить слухам, мог контролировать весь столичный игорный бизнес. В 1995 году Беджамо убили. В год убийства отца его дочь Лариса Маркус и сын Георгий, слегка изменивший свою фамилию на Беджамов, основали Внешпромбанк. К 2015 году банк входил в топ-50 крупнейших банков страны, а его клиентами были известные российские политики, бизнесмены, звёзды шоу-бизнеса и даже крупные госкорпорации. Глава Внешпромбанка Лариса Маркус сегодня находится под арестом, а вот её брату удалось сбежать. И, по всей видимости, не с пустыми руками, а прихватив с собой, по сообщениям СМИ, как минимум 3 млрд долларов. Сейчас Беджамов счастливо живёт в Монако.

«ЦБ последние два-три года занимается тем, что расчищает все эти конюшни. Может быть, стоило более активно это делать. Но по факту мы видим, что банки исчезают, и именно те, которые и должны были бы исчезнуть, – рассуждает доцент кафедры финансов Российской экономической школы Олег Шибанов. – Многие банки, которые лишались лицензии или санировались, действительно рисовали отчётность или уводили вклады за баланс. В этом плане действительно, наверное, существуют ещё сегодня банки, которые пока не раскрыты». По оценкам эксперта, таковых в нашей банковской системе может насчитываться ещё до 20%.

Признаки наличия «дыр» в капитале банка

• Высокая доля паёв ПИФов в активах

• Высокая оборачиваемость средств в кассах

• Высокая оборачиваемость портфеля негосударственных ценных бумаг

• Высокая оборачиваемость остатков на корреспондент­ских счетах в зарубежных банках

• Высокая оборачиваемость просроченной задолженности по кредитам нефинансовым предприятиям

• Сочетание высокой доли частных вкладов в совокупных пассивах с высокой долей кредитов предприятием в активах

• Высокие значения процентных ставок по депозитам физических лиц

Величина дутой стоимости активов банков-банкротов в среднем в 6 раз превысила их собственный капитал. Это значит, подсчитали в ЦМАКП, что из каждого рубля потерь в стоимости активов банков только 17 копеек оплатили собственники банков, а 83 копейки – их кредиторы и вкладчики (а также государство, если речь шла о застрахованных вкладах физических лиц).

Почему «закрашивание» «дыр» в балансах банков стало в России индустрией

10 апреля Банк России отозвал лицензию у банка из топ-100 — Росэнергобанка. Из сообщения ЦБ стало известно, что из кредитной организации выводились активы, а регулятор получал недостоверную отчетность. Почему банки «закрашивают» «дыры» в балансе и что с этим делать?

«Банковский бизнес превратился в игру с регулятором»

«Подобного рода схемы были всегда, с того времени, как существует банковский сектор. Но сейчас из-за того, что регулятор все сильнее закручивает гайки, их использует все большее количество банков», — говорит он.

«Проблемы у КБ «РЭБ» возникли в связи с использованием крайне рискованной бизнес-модели, низким качеством управления и активов. В деятельности банка прослеживались признаки недобросовестного поведения руководства и собственников, выражавшиеся в выводе активов (прежде всего путем выдачи кредитов юридическим лицам, в отношении которых были установлены обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии реальной деятельности) с ущербом для интересов кредиторов и вкладчиков, а также в составлении недостоверной финансовой отчетности», — сообщили в ЦБ.

«В Росэнергобанке использовалась стандартная схема — выдача кредитов собственноручно созданным юрлицам. Это наиболее часто используемый способ так называемой фальсификации», — рассказал собеседник Банки.ру. По его словам, то, что ЦБ называет фальсификацией отчетности, на самом деле является сложными схемами, которые используются для того, чтобы банк мог продемонстрировать соблюдение нормативов. «Никто, кроме откровенных жуликов, не использует прямую фальсификацию, исправляя цифры в отчетности. Как правило, банки используют схемы с кредитованием собственных компаний, которые классифицируются как первоклассные заемщики. Второй вариант — операции с ценными бумагами. Например, бумаги берутся в аренду за определенный процент от их стоимости. И третья схема — это уже криминал с использованием вторых-третьих автоматизированных банковских систем, — рассказывает источник. — Услуги по «закрашиванию» «дыр» уже являются отдельной индустрией со своими тарифами. Как правило, услуги такого рода стоят 10% от размера «дыры», которую требуется скрыть».

Собеседник Банки.ру полагает, что не менее 50% банков в той или иной степени используют различные схемы для того, чтобы отчетность удовлетворяла требованиям регулятора. «Банковский бизнес превратился в игру с регулятором, и на разного рода ухищрения идут практически все: и госбанки, и банки из топ-100», — говорит наш собеседник.

«Зачастую это вывод активов банков в состоянии предсмертной агонии»

«Масштабы проблемы искажения отчетности все еще остаются значительными»

— К сожалению, фальсификация отчетности весьма распространена среди российских компаний и финансовых организаций. О фальсификации отчетности банками говорят гораздо чаще, потому что Банк России официально обнародует эту информацию после отзыва лицензии, а пострадавшими оказываются большое число обычных вкладчиков. Одна из причин, почему руководители компаний идут на фальсификацию, — надежда, что возможно избежать за это ответственности, например, уничтожив доказательства и уехав из России. Запоздалая реакция правоохранительных органов на подобные преступления пока не позволяет говорить, что такие надежды беспочвенны.

Читать еще:  Банк советский в вологде

Постепенно ситуация меняется, и мы видим больше задержаний бывших руководителей кредитных организаций. Но масштабы проблемы искажения отчетности все еще остаются значительными. Они касаются и банков, входящих в топ-100, и менее крупных.

«Риски для финансовой стабильности, безусловно, велики»

— Практика показывает, что отзыв лицензий почти постоянно сопровождается информацией о неадекватном отображении активов на балансах, неправильных расчетах нормативов и т. п. Иначе говоря, можно предположить, что такая практика в банках, прекративших деятельность по решению регулятора, имела широкое применение. Однако оценить масштабы такого явления невозможно.

Во многом такая ситуация складывается из-за того, что чаще всего поводом для фальсификации или манипуляции отчетностью становятся экономические проблемы бизнеса. Именно столкнувшись с неспособностью получать от бизнеса желаемую рентабельность, соблюдать требования регулятора или кредиторов к различным аспектам деятельности, юридическое лицо начинает скрывать истинную картину. Поэтому очень часто выявление фальсификации происходит уже после того, как проблемы банка стали очевидными. Угроза негативных последствий от выявления истинной картины финансового состояния кредитной организации может быть настолько серьезной, что дополнительное наказание на случай выявления фальсификации может не стать сдерживающим фактором.

Риски для финансовой стабильности, безусловно, велики, потому что маскировка реальных проблем кредитной организации создает угрозу нормального функционирования для ее контрагентов. Отсутствие адекватного раскрытия проблем в одной организации неизбежно влечет за собой недооценку рисков для всего периметра ее деятельности.

«Искажение отчетности банками давно стало обыденным явлением»

— Искажение отчетности банками, к сожалению, давно стало обыденным явлением и перестало кого-либо удивлять. Причины фальсификации отчетности банками всем понятны: это и ужесточение надзора, и введение Базельских стандартов, и желание замаскировать реальные проблемы с капиталом, скрыть реальный уровень просрочки. А зачастую это уже и банальный вывод активов банком в состоянии предсмертной агонии.

Проблема, на наш взгляд, масштабная, требующая к себе повышенного внимания. Насколько мне известно, уже были вынесены первые приговоры по новой статье Уголовного кодекса о фальсификации финансовой отчетности. Однако таких примеров на сегодняшний день гораздо меньше, чем самих фактов обнаружения фальсификации. Но какое-то продвижение вперед в этом направлении не отметить нельзя. Недавнее обсуждение вопроса об увеличении срока лишения свободы за фальсификацию отчетности до шести лет мы, конечно, оцениваем положительно. Однако и тут важно поспевать вовремя, реагировать моментально на любые проявления со стороны банка, не дожидаясь разрастания проблем, достигающих порой объемов валюты баланса.

«Уверенно говорить, что среди банков топ-50 никто не фальсифицирует отчетность, вряд ли кто решится»

— Нельзя внедрить системы контроля во все области функционировании банков, если среди топ-менеджмента или менеджеров среднего звена есть те, кто готов пойти на подобные шаги. Как правило, при малейшем ухудшении ситуации в банке именно такой способ выберут как временную меру спасения. Однако после этого такие действия становятся обычной рутиной.

В то же время куда чаще фальсифицируют свою отчетность небольшие структуры. В крупных банках это намного сложнее сделать, поскольку информацией о таком шаге будет обладать слишком большой круг лиц. Однако уверенно говорить, что среди банков из топ-50 при текущих условиях никто не фальсифицирует отчетность, вряд ли кто решится.

«По статье «Фальсификация финансовых документов…» за первое полугодие 2016 года не осуждено ни одного человека»

— За подобные деяния предусмотрена уголовная ответственность. В 2014 году в Уголовный кодекс РФ была введена статья 172.1 «Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации», которая перечисляет, какие конкретно действия попадают под ее действие. Например, внесение в документы и (или) регистры бухгалтерского учета и (или) отчетность (отчетную документацию) кредитной организации, страховой организации, профессионального участника рынка ценных бумаг, ряда других заведомо неполных или недостоверных сведений о сделках, об обязательствах, имуществе организации, в том числе находящемся у нее в доверительном управлении, или о финансовом положении организации и т. д. Подобные действия наказываются штрафом в размере от 300 тысяч до миллиона рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Наконец, среди мер наказания есть лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Достаточны ли такие меры? Для ответа на этот вопрос можно взглянуть на статистику Судебного департамента при Верховном суде РФ, согласно которой за первое полугодие 2016 года по данной статье не было осуждено ни одного человека. Из этого можно сделать два предположения: либо мера является достаточной и отчетность практически не фальсифицируется, либо статья является «мертвой» и деяние квалифицируется по более привычной норме, например статье 159 УК РФ «Мошенничество».

Еще у трех банков выявлена огромная дыра в активах

Водители «скорых на аутсорсинге» бастуют

Главное сейчас

Новости все материалы

Больше новостей

Аналитика все материалы

Очередная зачистка ЦБ обнаружила «черные банковские дыры»

Паника в банковском секторе России продолжается – как стало известно, в балансе Инвестбанка, у которого была отозвана лицензия еще в середине декабря 2013г., была обнаружена «дыра» в размере 30,2 млрд руб. Это разница между совокупной суммой всех обязательств банка перед вкладчиками, кредиторами и акционерами с одной стороны и располагаемыми активами с другой. По самым скромным оценкам, в настоящий момент размер отрицательного капитала банка составляет не менее $1 млрд. В этом плане в отечественной банковской системе поставлен очередной антирекорд – столь высокую планку не удавалось взять никому без малого три года – в 2010г. прореха на балансе Межпромбанка составила более 30,9 млрд руб.

Размер пропасти в балансе Инвестбанка колоссальный – дыра в $1 млрд при суммарных активах не более 75,6 млрд руб. эквивалентна 40% всего имущества банка. Совершенно непонятно, за счёт каких средств Центробанк и АСВ намерены осуществлять многомиллиардные выплаты кредиторам – чуть меньше половины активов банка оказались просто-напросто нарисованными. Это воздух. Фикция. Цифры в отчетности, за которыми на самом деле не стоит вообще никаких реальных активов и обеспечения. Да, благодаря резервам АСВ Правительству удалось избежать всплеска социального недовольства – всем вкладчикам в размере менее 700 тыс. руб. средства должны будут выплачены автоматически и в полном объёме.

Более того, пошли навстречу самой незащищённой категории малого бизнеса – индивидуальным предпринимателям, 570 тыс. которых снялись с учёта в налоговой службе после двукратного повышения размера страховых взносов в начале 2013г. Поправками в закон о страховании вкладов, которые вступили в силу с 1 января 2014г., решено обеспечить гарантиями средства на их счетах в сумме до 700 тыс. руб. Однако это не решает проблемы кредиторов банка, которые наверняка не получат практически ничего в ходе процедуры банкротства банка – с такими дырами в балансе в лучшем случае можно рассчитывать на возврат 15-25% от суммы предоставленных кредитов.

Читать еще:  Как в сбербанке онлайн сменить номер телефона

Насколько можно судить, схема бизнеса Инвестбанка была простой до неприличия – выстраивалась пирамида корпоративного МММ. Всё это, только в гораздо большем размере, мы уже проходили на примере того же МММ, фонда Чара или Тибет. Апофеозом тогда была пирамида ГКО-ОФЗ, которая благодаря искусственно завышенному в рамках валютного коридора курсу рубля и постоянно растущим процентным ставкам (в моменте доходность краткосрочных государственных облигаций доходила до 200-250% годовых) перекачивала до трети всех средств бюджета на поддержание себя на плаву и обескровливала экономику. Видимо, Инвестбанк схожим образом благодаря высоким процентным ставкам привлекал на свои вклады средства населения. А затем направлял их на высокорискованные и максимально доходные операции как на рынке ценных бумаг и на валютном рынке, так и на кредитование аффилированных с руководством и акционерами юридических и физических лиц.

Показательно, что размер привлечённых средств физических лиц вырос в 5 раз за последние годы – с 4,78 млрд руб. в январе 2009г. до 12,2 млрд в начале 2010г. и порядка 37 млрд в январе 2012г. и 39,4 млрд в ноябре 2013г. При этом акцент в политике банка делался на кредитование юридических лиц – т.е. компаний. Значительная часть которых, судя по имеющейся информации и тем плачевным результатам, которые имеются, не только не отличались высокой степенью кредитоспособности, но и изначально создавались в качестве фирм-однодневок для привлечения кредитов, вывода активов и последующего банкротства. Судя по всему, в этом и состояла истинная сущность бизнес-модели банка – обогащаться на прокручивании и перераспределении средств вкладчиков.

Согласно последней опубликованной отчетности банка, балансовая стоимость активов Инвестбанка составляет порядка 70 млрд руб. Однако Центральный банк оценивает их реальную, а не бумажную стоимость в 32,4 млрд руб. Банк не только утратил капитал, но и лишился без малого 40 млрд руб. Суммарные обязательства перед всеми клиентами достигают 62 млрд руб. Где взять этот миллиард долларов, видимо, не знает никто. Скорее всего, кого-то будут спасать за счёт средств АСВ – физических лиц и ИП с взносами менее 700 тыс. руб. А кто-то не получит ничего – останется «без штанов».

Существенная часть активов банка является «мусором» — это невозвратные долги, выданные совершено непонятно каким фирмам. И непонятно, почему Центральный банк России, ответственный за поддержание устойчивости российской банковской системы, закрывал глаза на эти факты раньше. Хоть информация о низком качестве активов банка появилась ещё в 2010г.

Да, безусловно, далеко не вся эта сумма является активами, которые были разворованы и незаконным образом выведены за пределы баланса банка в ходе мошеннических операций. Как это происходило с вкладчиками крупнейших российских банков после августовского дефолта 1998г., когда принадлежавшие «семейным» олигархам банки воспользовались мораторием на банковские операции и спешно выводили активы за рубеж, оставляя на территории банки-пустышки без реальных активов.

Существенная часть этих активов обесценилась в силу низкого качества процедур оценки заёмщиков. Смущает то, что указанная пробоина в размере одного миллиарда долларов в балансе банка была обнаружена уже после того, как у Инвестбанка была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности. Другими словами, активы банка растаяли прямо под носом регулятора.

В целом же, нет ничего удивительного в том, что российские банки кредитуют корпоративных клиентов за счёт средств физических лиц. Это вполне нормальная практика. Весь вопрос в том, кому именно выдаются кредиты. Каким образом расходуются средства банковских вкладчиков. И насколько добросовестно работает процедура оценки кредитных рисков. Согласно официальным оценкам Банка России, по состоянию на конец 2013г. суммарный размер вкладов населения в банках составлял порядка 16 трлн руб. Из которых на рублёвые вклады приходится 13,1 трлн руб. Размер средств юридических лиц на счетах в банках составляет не более 5,92 трлн руб.

Тогда как суммарный размер кредитов, выданных населению, хоть и растёт на протяжении последних лет ускоренными темпами (на 35-40% в год), тем не менее составляет более 9,6 трлн руб. Тогда как суммарный размер кредитов, предоставленных юридическим лицам, составляет 23,49 трлн руб. Получается, что именно кредитование корпоративных клиентов (пускай и на крайне непродолжительный срок в 3-5 лет и под крайне высокий процент, в 2-3 раза превышающий среднюю норму рентабельности в промышленности) является приоритетом российских банков. На эти цели тратятся все средства, полученные не только от организаций (5,9 трлн руб.) и половина привлечённых средств населения (8 трлн руб). Но также и заёмные средства – в настоящий момент задолженность банков по эмитированным векселям и облигациям составляет 2,28 трлн руб. А также собственный капитал акционеров, составляющий 6,89 трлн руб.

С этой точки зрения, Инвестбанк ничем не отличается от всех остальных банков. Отечественным экономистам прекрасно известно, что российский банковский сектор практически не исполняет возложенных на него функций и не обеспечивает трансформацию сбережений в капиталообразующие производительные инвестиции. При норме сбережения капитала в 33% ВВП в России норма накопления капитала (т.е. инвестиций в оборотный и основной капитал) составляет не более 23% ВВП. Ежегодно по дороге теряется не менее 7 трлн руб., которые вывозятся за рубеж либо самим государством в рамках доктрины «кудриномики» и бюджетного правила (сами не доедим и недофинансируем экономику и социальную сферу, но вывезем на помощь США и ЕС). Либо олигархическими кругами, криминальными структурами и предпринимателями, которые не хотят стать жертвой силового рэкета и произвола.

Недоумение вызывает не столько наличие отрицательных активов у банка и даже не масштабы пробоины в балансе – к сожалению, подобного рода ситуация уже давно стала нормой для российской банковской системы, которая погрязла в нелегальной банковской деятельности (легализации преступных доходов, отмывании криминальных активов, незаконном вывозе капитала в оффшоры, совершении фиктивных операций с ценными бумагами и т.д.). Недоумение вызывает то, почему Центральный банк России, на который по закону возложены функции банковского регулирования и надзора, вообще допустил подобного рода ситуацию. А самое главное, почему не происходит никаких принципиальных изменений в лучшую сторону? Ведь банки банкротятся в России не в первый раз.

Достаточно вспомнить громкие банкротства, отзывы лицензий и многомиллиардные дыры в балансах, которые имели место и в 2004г., и в 2008-2009гг., и совсем недавно – в 2010-2011гг. Чего стоит дыра в балансе Банка Москвы в размере 400 млрд руб., образовавшаяся после насильственного поглощения банка группой ВТБ?! Такое ощущение, что зачастую эти дыры выгодны всем – и акционерам банков, обогащающимся за счёт доверчивых вкладчиков, и правоохранительным органам, и Центробанку, которые, видимо, могут получить свою долю от пирога банковской коррупции. Ведь совершенно очевидно, что без поддержки «сверху» и «крышевания» не могло бы существовать столь масштабных хищений. Уж слишком велики масштабы рынка – только объём рынка обналичивания и легализации преступных доходов достигает 2,5-3 трлн руб. Тогда как только официально незаконным образом из России вывозится порядка 1,5 трлн руб. ежегодно, а реально все 2,5-3 трлн руб.

В принципе непонятно, почему разгребанием авгиевых конюшен российской банковской системы должны заниматься журналисты и независимые эксперты, изыскивая информацию о дырах в балансах и анализируя банковскую отчетность. Совершенно непонятно, чем в таком случае занимаются правоохранительные органы, которые героически хранят молчание.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector