0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Глава минэкономразвития настаивает на скорейшей приватизации госбанков

Государственные банки России в скором времени будут приватизированы

Дмитрий Медведев провел 12 марта плановое совещание в рамках программы «Стратегии-2020» по вопросам развития экономики страны с представителями бизнеса, банковской сферы и членами правительства. Основной темой стали проблемы банковского сектора.

Среди прочих участников в совещании принимали участие глава Центробанка Сергей Игнатьев, владелец банка Русский стандарт Рустам Тарико, президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, глава Альфа-Банка Петр Авен, глава ВТБ Андрей Костин, глава Сбербанка Герман Греф и глава ВТБ 24 Михаил Задорнов.

Одним из моментов, которые обсуждались политиками и финансистами стал вопрос приватизации государственных банков России. Дмитрий Медведев подтвердил, что государство намерено продать свои контрольные пакеты во многих банках, а кроме того – продать и дочерние банки, принадлежащие в данный момент Внешэкономбанку. Вышеуказанные меры должны стимулировать развитие конкуренции на российском рынке финансовых услуг, уменьшая долю влияния государства на экономику.

Заместитель председателя Центробанка Алексей Симановский настаивает на том, что процесс приватизации должен идти постепенно. Естественно, доля государства в капиталах банков на сегодняшний день слишком велика. Но большинство из госбанков являются системно-значимыми для России и устойчивости всей ее финансовой системы. По мнению Симановского, страна еще не в полной мере готова к приватизации, так как уровень ее экономики слишком слаб, и подобные изменения могут создать стрессовую ситуацию для государства.

Минэкономразвития внесло в приватизационную программу такие ведущие банки России, как ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и Сбербанк. Если государство примет решение резко забрать свои паи из этих организаций, последствия могут быть самыми непредсказуемыми, по мнению аналитиков. Верный путь есть только один – избрать приватизационный вектор и медленно идти к намеченной цели. К примеру, в течение 5-10 лет.

Показательно, что на 2011 год было запланировано приватизировать около 7,6% акций Сбербанка. Но уже в середине октября Белла Златкис – зампред правления банка – выступила с заявлением, в котором пояснила, что в связи с возникшей сложной ситуацией на финансовом рынке в 2011году продать государственные акции не удастся. Герман Греф обещал, что обещанная приватизация будет проведена сразу же после окончания президентских выборов, но пока и эти данные не подтверждены.

В нынешние планы государства входит приватизировать не только акции Сбербанка, но и ВТБ. По данным представителей этого банка, часть акций должна быть продана уже в самом ближайшем будущем. Следует надеяться, что экономика страны вытерпит одновременную продажу акций двух крупнейших банков России. Кроме того, еще в прошлом году лидеры государства озвучивали информацию о желании продать акции государственных банков до 2015 года, желательно – в течение 2012-2013 года.

Если такие гиганты, как Сбербанк и ВТБ не слишком положительно отнеслись к инициативе правительства, то мелкие банки явно обрадовались такой перспективе. Мощный защитник в лице государства наделял крупные банки статус-кво, давая им явные преимущества, в том числе – и в глазах клиентов. Если государство продаст свои доли, банки станут равными и конкурентная борьба между ними будет честной.

Другим аспектом, о котором неохотно говорят политики и финансисты, является возможность нечестной продажи акций. Как известно, есть масса вариантов мошеннических схем, в ходе которых купить «часть банка» смогут связанные с его нынешними владельцами люди. Государство сейчас активно разрабатывает механизмы, которые бы позволили провести прозрачную и открытую процедуру приватизации.

Российские госбанки перейдут в частные руки?

Об этом в интервью РБК заявил глава Минэкономразвития Максим Орешкин , поддержавший приватизацию в банковском секторе, где доля государства достигает 70%. При том не уточняется о каких именно банках идет речь.

Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорила, что «ни один разумный собственник» не продает активы при плохой конъюнктуре. Действительно, иностранные инвесторы из-за санкций идут в российскую экономику неохотно, а у своих частников едва ли хватит ресурсов, чтобы переварить столь жирный кусок отчуждаемой государственной собственности. Тем не менее, Орешкин настаивает на том, что ЦБ не должен владеть коммерческими банками.

«Не может одна организация регулировать, надзирать и еще владеть активами. Это неправильно», — говорил Орешкин летом на Петербургском экономическом форуме (цитата по «Интерфаксу»).

В настоящее время крупнейшие банки в собственности ЦБ — Сбербанк (52,32%), ВТБ и объединенный с Бинбанком банк «Открытие» (99,99%). Первые сделки по выходу из капитала «Открытия» регулятор планирует начать в 2021 году, запланировав продажу 20% акций. Взятый на санацию ЦБ Промсвязьбанк стал оборонным банком и перешел в собственность Росимущества .

«Частичная приватизация госбанков в России , не просто возможна, она необходима. Государство, к сожалению, менее эффективный собственник, чем частный владелец. Об этом говорят уроки истории других стран с формирующимся рынком и исследования международных организаций, в которых выявляется высокая зависимость между уровнем огосударствления банковской системы и экономическим развитием государства. Однако, при этом, очень важно взвешенно и планомерно подходить к организации этого процесса. Проводить приватизацию, ради приватизации контрпродуктивно, потому что конечный итог, всегда зависит от правильного выбора новых владельцев и времени продажи. Выбирать естественно необходимо, среди банковских групп, стран стратегических партнеров, с безупречной репутацией, которые смогут привнести эффективность и пиар. Для России это либо европейские, либо азиатские страны. Что касается времени для приватизации, то очевидно, что это должна быть заключительная фаза экономического подъема мировой и национальной экономик, когда стоимость продаваемых активов максимальна. С этой точки зрения, ситуация спорна, потому что состояние мировой экономики оптимально для приватизации, а национальная экономика явно не в лучшей форме, и продажа российских банков сейчас будет с дисконтом. Отдельно, нужно сказать о выборе госбанков для приватизации, в первую очередь это должны быть организации, которые прошли процедуру санации и оздоровления, и уж потом небольшие пакеты акций, крупнейших опорных российских банков, которые на текущем этапе, должны оставаться мощной основой на случай экономических потрясений, ожидаемых в ближайшие годы. При таком подходе приватизация укрепит и сделает более конкурентоспособной российскую банковскую систему, а за ней и экономику России . Что пойдет на пользу и гражданам страны, и российским властям, и отечественному бизнесу», — сказал «Гражданским силам.ру» главный аналитик «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий) Антон Быков .

Читать еще:  Всё о сбербанке

«Дискуссия между Банком Росси и Минфином продолжается уже не первый месяц. Аргументы обеих сторон довольно весомы, так что сейчас даже трудно предсказать, чья сторона победит. Действительно, доля госбанков в банковской структуре России чрезвычайно высока. Но и само по себе предложение «взять и продать» несет в себе массу скрытых проблем. Начиная с самой простой, а кто вообще захочет купить российский банк при существующих рисках. Вспомним на минутку дело Кавлви и его банка «Восточный». Кто может гарантировать себя от подобного судебного преследования?», — поделился своим мнением с «Гражданскими силами.ру» Алексей Коренев , аналитик ГК «ФИНАМ» .

«Не думаю, что приватизация банков с государственным участием — вопрос ближайшего времени. Во-первых, на такой актив не найти покупателей внутри страны, это довольно дорого, а иностранцы предпочтут держаться от подобных предложений подальше. Во-вторых, снижая долю в банковском секторе (которую ранее старательно наращивало), государство как будто действительно снимает с себя часть теоретических рисков этой системы. Это не понравится другим участникам рынка и даст неоднозначные сигналы мировым рейтинговым агентствам с тем, чтобы они внимательнее присмотрелись к сектору. Иными словами, сократить долю государства внутри банковского сектора представляется довольно проблемным мероприятием», — предположила в беседе с «Гражданскими силами.ру» старший аналитик «Информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Бодрова .

Приватизация «Сбербанка» и «ФК Открытие»: Орешкин обвиняет ЦБ в нарушении баланса интересов

Министр экономического развития РФ (МЭР) Максим Орешкин настаивает на необходимости приватизации банковского сектора, где государственные активы уже превышают 70 %. Орешкин заявил, что вопрос о приватизации ряда банков уже обсуждается. Ранее он также высказывался, что регулятор не должен выступать собственником банков, так как это нарушает баланс интересов.

Министерство экономического развития предлагает отдать банки, принадлежащие финансовому регулятору, под приватизацию. Причем министр считает, что этот вопрос уже далеко не новый и что пора кредитные организации продавать по реальной цене. Точный перечень банков Орешкин не озвучил. Глава Центробанка (ЦБ), в свою очередь, недавно заявляла, что разумный собственник не станет отчуждать собственные активы при плохой конъюнктуре.

Продажа государственных активов должна идти по плану

В государственных планах уже было установлено, что в течение ближайших пяти лет доля РФ в коммерческих проектах должна снизиться до 42 %.

В настоящее время доля государства в банковском секторе в целом составляет 70 %. Ее динамика стала резко расти со второго полугодия 2017 года, когда через процедуру санации под контроль регулятора перешли Промсвязьбанк , Бинбанк и «ФК Открытие». С тех пор эксперты дискутируют по поводу важности уменьшения влияния государства на данный сектор экономики в целях развития здоровой конкуренции.

Сейчас под контролем ЦБ находятся самые крупные кредитные корпорации России — Сбербанк с госдолей 52,32 % и «ФК Открытие» с долей 99,99 %. В структуру последнего входит и Бинбанк . Помимо банков ЦБ контролирует также и Московскую и Санкт-Петербургскую валютные биржи, УК Фонда консолидации банковского сектора, Росинкас и другие компании.

Отчуждение активов из коммерческих банков ЦБ планирует начать через два года. В первую очередь будет продан пакет акций в «ФК Открытие» размером в 20 %. Промсвязьбанк ом в настоящее время владеет Росимущество, так как кредитная организация изменила профиль на кредитование оборонного сектора.

Весной прошлого года экономическое ведомство уже вносило на рассмотрение инициативу о запрете приобретения частных кредитных компаний государством. Однако Министерство финансов отметило, что в данном проекте практического смысла нет. В основном государство забирает банки в процессе санации, поэтому схема, которую предложило Минэкономразвития, просто не будет действовать.

В чем проблема?

Финансовый регулятор — юридическое лицо, имущество которого относится к федеральной собственности. При этом ЦБ — это отдельный правовой институт, который обладает имущественной и финансовой самостоятельностью. Это не очередной орган власти, однако к его функциям относятся контроль и регулирование деятельности участников банковского сектора. К тому же ЦБ имеет право применять меры принуждения, обязательные для подотчетных структур.

В своей деятельности регулятор отчитывается перед Федеральным собранием РФ, а в отношении коммерческих банков выполняет следующие функции:

  • устанавливает требования и правила к проведению денежных операций;
  • осуществляет надзор за игроками рынка;
  • утверждает отраслевые стандарты бухучета;
  • контролирует соблюдение требований российского законодательства и своих же распоряжений и т.д.

При этом владеть банками коммерческой группы в обязательства и функции регулятора не входит.

Читать еще:  Золотая акция в сбербанке

Проблема, которая возникает в результате владения ЦБ РФ активами в виде коммерческих банков и сильном государственном влиянии на банковский сектор в целом, — нарушение баланса интересов. Получается, что контролирующая организация выполняет регулирующие функции и одновременно является владельцем подконтрольных компаний. Это неправильно с законодательной точки зрения.

Арбитражный управляющий Арсений Королев убежден, что при осуществлении надзора за деятельностью кредитных организаций и банковских групп, Центральный банк России никак не может быть объективен при выполнении данной функции в отношении тех банков, которыми фактически владеет. В принципе его функция как надзирающего органа за соблюдением необходимых нормативов коммерческими банками сводится к нулю.

«На этот раз законодательная инициатива Минэкономразвития абсолютно верно направлена на пресечение Центральным банком России монополизации банковской деятельности. Регулятор не должен фактически заниматься тем, что определяет экономическую политику конкретного коммерческого банка, постольку учредитель (акционер) любого банка через органы правления, которые избирает, разрабатывает экономическую стратегию проведения банковской деятельности», — отметил эксперт. — «Владение коммерческими банками для ЦБ РФ чревато злоупотреблениями и вседозволенностью со стороны данных банков. Кроме того, Банк России, имея функции надзора, может отзывать лицензии у так называемых «неугодных» банков с целью занятия их ниш деятельности «своими» банками».

По мнению Арсения Королева, «освободившиеся» от участия в их капитале Центрального банка России, коммерческие банки не будут злоупотреблять правами, а, наоборот, будут тщательно выполнять требования действующего законодательства в банковской сфере и стараться достигать всех финансовых показателей, предписанных ЦБ РФ. В противно случае они могут потерять лицензию на осуществление банковской деятельности, поскольку покровителя в лице могучего учредителя (акционера) — Центрального банка России — не будет.

«В итоге в России останутся на рынке банковских услуг только те коммерческие банки, которые действительно будут предоставлять качественные услуги как населению, так и коммерческим структурам», — уверен арбитражный управляющий. — А у Банка России в силу Конституции РФ и федерального законодательства существует ряд важнейших для государства функций, которые ему и надлежит осуществлять, а коммерческую банковскую деятельность необходимо оставить для самих кредитных организаций».

По мнению другого арбитражного управляющего, Василия Горовенко, существует единственный банк, который безусловно должен находиться в преимущественной собственности государства. Это Сбербанк . Остальные банки попали в собственность государства в результате санации, то есть мероприятий по поддержке рынка.

«Если для государства чисто экономически выгоднее получать часть прибыли банков в бюджет за счёт дивидендов, чем получать деньги в бюджет от приватизации, то выбор очевиден. Другими словами, история со Сбербанк ом — это чистая политика. История с банком «ФК Открытие» — чистая экономика», — отметил Горовенко. — «Участие государства в уставном капитале банков, безусловно, обеспечивает чуть большую возможность для контроля со стороны государства, но он не является абсолютным. Поэтому я бы ещё раз подчеркнул, что приватизация — это не про конкуренцию и злоупотребления кредитных организаций, вышедших из-под контроля ЦБ. Это про чисто экономический вопрос из разряда выгодно-невыгодно».

Подписывайтесь на телеграмм канал ДОЛГ.РФ . Получайте новости быстрее.

Все о финансах, налогах и банкротстве читайте на нашем портале .

Росимущество в пику Минфину РФ выступило против планируемой приватизации госимущества

Третья волна приватизации в России может закончиться, так и не начавшись. Глава Росимущества Ольга Дергунова выступила против продажи госактивов стратегическим инвесторам, планировавшейся ранее. Ей оппонирует министр экономического развития Алексей Улюкаев, имеющий поддержку в «Роснефти». Тем временем стало известно, с какими долями активов государство готово расстаться.

Ожидается, что приобретателями госпакетов станут бенефициары приватизации 90-х. При этом рост мировых цен на нефть, вызванный соглашением России со странами ОПЕК об ограничении добычи, делает распродажу ненужной. В Госдуме в качестве антикризисной меры и вовсе готовятся проводить национализацию стратегических российских предприятий.

О резком повороте в подготовке к приватизации газете «Ведомости» сообщили сразу несколько федеральных чиновников. По их информации, глава Росимущества опасается ответственности за низкие результаты от продажи активов. По мнению Дергуновой, из-за плохой конъюнктуры рынка выручить необходимые для покрытия дефицита бюджета средства все равно не получится. Продать активы «красиво, прозрачно и по нормальной цене» мешает также избранная схема реализации так называемым стратегам — стратегическим инвесторам. Отметим, что это мнение разделяют опрошенные Reuters инвестбанкиры и консультанты. Дергунова прямо называет схему со «стратегами» переделом собственности и считает, что это вызовет критику деятельности возглавляемой ею структуры.

Взамен неудачной идеи со стратегическими инвесторами глава Росимущества предлагает реализацию пакетов акций на открытом рынке с тем, чтобы привлечь средства широкого круга лиц, которые станут акционерами. Такой подход позволит избежать обвинений в переделе собственности среди своих. Кроме того, она настаивает на уменьшении объемов реализуемых госпакетов. Так, вместо 19,5% «Роснефти» Дергунова предлагает продать всего 4–5%. Столько, сколько сможет освоить рынок. В ее словах есть резон, если внимательно наблюдать за цифрами возможного привлечения средств, которые объявляли министры экономического блока правительства. Если первоначально речь шла об 1 трлн рублей, то теперь Минфин уже называет число 700–800 млрд. Притом что аналитики Morgan Stanley делают еще более скромный прогноз: 300 млрд.

Интересно, что изначально приватизация объяснялась острой нехваткой денег в бюджете и нежеланием тратить средства Резервного фонда. Однако по ходу дела министр финансов Антон Силуанов изменил позицию и заговорил о возможности будущих трат из всероссийской «кубышки». То есть все идет к тому, что и резервы «спалят», и госсобственность переделят. Последнее обстоятельство и нервирует Дергунову. Всенародная слава Анатолия Чубайса ей, очевидно, не по сердцу. В то время как министрам-экономистам, а также их идейным соратникам в околовластных структурах переход государственной собственности в частные руки представляется безусловным благом. Так, глава РСПП Александр Шохин 10 марта предложил «немножко приватизировать «Ростех»». Сама форма предложения демонстрирует крайне уважительное, даже ласковое отношение к распродаже госсобственности как таковой.

Читать еще:  Возможно ли оплатить жкх через сбербанк онлайн без комиссии

Не удивительно, что твердая позиция Дергуновой встретила сопротивление министра экономики Улюкаева. По информации издания, он пытается «оттеснить от приватизационной сделки» чиновницу, передав часть функций другим исполнителям. Причем его поддерживают вице-премьер Игорь Шувалов и председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов. Оба чиновника считают продажу крупных пакетов «стратегам» лучшим решением.

Тем временем становится ясно, с какими долями каких предприятий государство готово расстаться и кто имеет наибольшие шансы приобрести их. Так, на 25-процентный пакет «Башнефти» претендует «Лукойл» Вагита Алекперова, бывшего замминистра нефтегазовой промышленности СССР. Аркадию Ротенбергу Financial Times приписывает намерение приобрести 25% «Аэрофлота». Акции «Алросы» общим объемом 18,9% будут реализованы в два этапа, но пока неясно кому. Около 15% ВТБ также планируется продать, снизив долю государства в нем до 45%. Возможно, это будет не единственный приватизируемый госбанк, так как президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян уже высказал надежду на более широкую распродажу в банковском секторе. Объявил о желании провести приватизацию предприятий «Вертолеты России», КРЭТ и «Швабе» руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов.

Таким образом, потенциальными бенефициарами новой волны приватизации станут, скорее всего, генералы бизнеса. В том числе и те, кто «поднялся» на ваучерной приватизации и залоговых аукционах 90-х. Только они смогут вписаться в схему продажи стратегическому инвестору, на которой настаивает Улюкаев и против которой возражает Дергунова. Выходом из положения могли бы стать так называемые народные IPO, в ходе которых акции продаются на открытом рынке максимально широкому кругу инвесторов с целью сделать акционерами прибыльных госкорпораций всех, кто этого захочет. Такая приватизация широко практиковалась, и успешно, в соседнем Казахстане. Тогда сотни тысяч простых граждан стали собственниками небольших долей общенациональных активов. Однако в России подобный опыт был признан неудачным.

Столь настойчивое желание поскорее распродать госактивы напоминает не столько экономический, сколько политический ход. Либеральное лобби во власти продолжает отстаивать линию на максимальное разгосударствление российской экономики, независимо от реальной необходимости в этом. Необходимость наполнения бюджета здесь отчасти только предлог. Тем более что после предварительного соглашения России со странами ОПЕК об ограничении добычи нефти цена на черное золото выросла до 40 долларов за баррель и, судя по всему, будет продолжать расти. А значит, и необходимость в тотальной распродаже госсобственности практически отпала. Однако, разогнавшись, «каток» приватизации уже не может остановиться. Более того, распродажу, скорее всего, попытаются ускорить, чтобы успеть до возможного взлета цен на нефть.

На этом фоне в законодательной ветви власти происходят обратные процессы. Там речь зашла не о приватизации, а, напротив, национализации стратегически важных для страны предприятий. Так, в Госдуме РФ 17 марта пройдет круглый стол на тему «Приватизация и национализация предприятий как эффективные инструменты экономической политики государства: антикризисный потенциал и особенности законодательного регулирования». Организаторы ожидают, что круглый стол станет «площадкой для обсуждения вопросов повышения эффективности управления государственным имуществом как способа увеличения доходов бюджета, а также законодательных возможностей и подходов к проведению национализации, в частности, для предотвращения банкротства стратегически значимых предприятий». За этой вполне бюрократической формулировкой просматривается стремление противостоять губительным процессам бездумной приватизации, педалируемой экономическим блоком правительства.

Отметим, что эта робкая пока еще линия законодателей в целом совпадает с мнением большинства граждан России, воспринимающих приватизацию 90-х как несправедливую. Легко догадаться, что новая волна распродажи, да еще в интересах вчерашних нуворишей, не будет воспринята народом с восторгом. Так, согласно недавнему опросу ВЦИОМа, нынешний экономический курс правительства одобряют лишь 20% респондентов, 15% сомневаются, а 65% требуют его смены. Причем свои надежды на перемены люди связывают прежде всего с индустриализацией, то есть строительством новых предприятий, а не бесконечной продажей и перепродажей старых. В этих условиях организаторы очередной экономической авантюры с неясными последствиями могут остаться без народной поддержки.

Между тем никакая власть не может рассчитывать на успех, не опираясь на народное большинство. Когда вполне заслуженная эйфория от воссоединения Крыма пройдет, когда вернутся домой республики Новороссии, люди станут задаваться резонным вопросом: а почему они вынуждены оплачивать шикарную жизнь немногих? Почему, станут спрашивать они, в одной только Москве проживают 60 миллиардеров, которые получили свои состояния, присвоив общенародную собственность? Российская столица занимает сейчас по этому показателю третье место в мире после Нью-Йорка и Гонконга. И они потребуют свою справедливую долю в общенациональном богатстве. Никакие подачки в несколько тысяч рублей на фоне олигархов, прожигающих жизнь в роскошных поместьях, их не устроят. Единственным разумным выходом здесь станет пересмотр итогов приватизации в интересах большинства.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector